Глава 1. СИСТЕМА «ЧЕЛОВЕК – ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС»         

1.1. Структура системы «человек – технический прогресс»     

1.2. Дестабилизация воспроизводства человеческой жизни 
под воздействием деструктивного технического процесса

1.2.1. Дестабилизация гентильного воспроизводства 
человеческой жизни

1.2.2. Дестабилизация экзистенциалього 
воспроизводства человеческой жизни

1.2.3. Дестабилизация экологического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.4. Дестабилизация экономического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.5. Дестабилизация нравственных отношений 
людей друг к другу

1.2.6. Дестабилизация психического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.7. Дестабилизация социального воспроизводства 
человеческой жизни

1.2.8. Дестабилизация идеологического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.9. Дестабилизация политического воспроизводства
человеческой жизни

1.3. Естественно-математическое равенство и социально-диалектическое неравенство созидательных  и разрушительных 
сторон технического прогресса

Глава 2. КОНКУРЕНЦИЯ 

2.1. Онтологическая, натуральная и социальная природа 
конкуренции

2.2. Локализация конкуренции капитализмом и экономикой

2.3. Форма конкуренции

Глава 3. ЭКСПЛУАТАЦИЯ

3.1. Онтологическая основа эксплуатации

3.1.1. Эквивалентная эксплуатация

3.1.2. Субъект-объектное понимание эксплуатации

3.1.3. Единство опосредованной и непосредственной 
эксплуатации

3.1.4. Рационально-неэквивалентная эксплуатация

3.1.5. Иррационально-неэквивалентная эксплуатация

3.2. Естественная эксплуатация

3.2.1. Человек – природа доступная

3.2.2. Неэквивалентно-непаразитическая эксплуатация 
природы

3.2.3. Неэквивалентно-паразитическая эксплуатация 
природы

3.3. Социальная эксплуатация вообще

3.3.1. Эквивалентно-неэквивалентная эксплуатация 
в системе «человек – общество»

3.3.2. Паразитическая социальная эксплуатация

3.4. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация

3.4.1. Непосредственная экзистенциальная 
паразитическая эксплуатация

3.4.2. Опосредованная экзистенциальная паразитическая
эксплуатация

3.4.3. Форма опосредованной экзистенциальной 
паразитической эксплуатации

3.4.4. Соотношение экзистенциальной и экономической 
эксплуатации

Глава 4. МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ – ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

4.1. Два великих открытия марксизма

4.2. Диалектическая взаимосвязь двух великих открытий марксизма

4.3. Анализ понятий «материалистическое понимание истории 
и «исторический материализм»

4.4. Материалистическое понимание истории. Логическая структура

4.5. Логическая структура материалистического понимания 
истории, изложенная Марксом в «Немецкой идеологии»

4.6. «Четвёртая сторона» материального воспроизводства 
человеческой жизни

4.7. Материалистическое понимание истории и религия

4.8. Иная интерпретация Маркса материалистического 
понимания истории

4.9. Научность и тенденциозность Маркса

4.9.1. Социологизация философии. Сведение МИРа 
к обществу

4.9.2. Социологизация диалектики

4.9.3. Сведение общества к материальному 
воспроизводству – базису

4.9.4. Сведение материального воспроизводства
 человеческой жизни (базиса) к экономике

4.9.5. Сведение экономики к сфере материального 
производства

4.9.6. Сведение материального производства 
к промышленности

4.9.7. Сведение промышленности к производству 
средств производства

4.9.8. Сведение «Капитала» к I тому

Глава 5. ИНДИВИДУАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО. ЕСТЕСТВЕННАЯ СТОРОНА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ 

5.1. Человек и природа

5.2. Собирательство и производство 

5.2.1. Собирательство

5.2.2. Производство

5.3. Труд – целесообразная деятельность человека 

5.4. Предмет труда

5.5. Средства – орудия труда

5.5.1. Антропогенный характер орудий труда

5.5.2. Человек как средство труда

Глава 6. СОЦИАЛЬНОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. СОЦИАЛЬНАЯ СТОРОНА МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ИСТОРИИ

6.1. Натуральное хозяйство I

6.2. Простое товарное производство I 

6.3. Производственное отношение I

6.4. Натуральное хозяйство II 

6.5. Общественный характер производства I 

6.6. Частная собственность I 

6.7. Производство – обмен

6.8. Общественный характер производства II 

6.9. Природа необходимого и прибавочного продукта 

6.9.1. Исторические судьбы необходимого и прибавочного 
продукта

6.9.2. Формы существования необходимого и прибавочного 
продукта

6.9.3. Изменение направления движения прибавочного 
продукта при капитализме

Глава 7. НАУЧНО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

7.1. Структура системы «наука – производство»

7.1.1. Раздвоение науки

7.1.2.. Раздвоение производства

7.2. Рассмотрение научной стороны в системе «наука – 
производство» в соответствии с простыми моментами процесса 
труда

7.3. Анализ общественного производства, промышленности, 
структуры отраслей, отдельной корпорации, товара по логике 
системы «наука – производство»

Заключение

 



В.И.Березовский "Материалистическое

понимание истории и технический прогресс"

Глава 5

ИНДИВИДУАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО. ЕСТЕСТВЕННАЯ СТОРОНА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

5.1. Человек и природа

Материалистическое понимание истории исходит из диалектического единства человека и природы, что предполагает не только их тождественность, но и самостоятельность. В данном случае нас интересует одна сторона – единство, тождественность. «Пока существуют люди, история природа и история людей взаимообусловливают друг друга» . Но стороны не равнозначны. Природа является основной, а человек – не основной стороной единой системы. В марксовом принципе «естественно-исторического» бытия и развития общества на первом месте стоит естественное, материальное, а не историческое, идеальное. Именно фундаментальным приоритетом естественного над общественным объясняется восторженное принятие Марксом учения Дарвина о происхождении видов. В учении Дарвина Маркс нашёл естественнонаучное подтверждение и обоснование своего основополагающего принципа исторического материализма.

Мы получаем два уровня: естественно-историческое развитие общества Маркса и естественно-историческое развитие органического мира Дарвина, которые должны быть дополнены естественно-историческом развитием неорганического мира, нашедшим своё отражение в периодическом законе Менделеева. Все эти уровни в единстве предстают как отражение областей реального мира: неорганического, органического и социального и находят своё завершающее выражение в развитии всего сущего Аристотеля. Менделеев, Дарвин, Маркс находят своё возвратно-логическое завершение в Аристотеле. Тождественно-ассоциативная общность неорганического, органического и социального миров стоит на историко-генетическом единстве сущего.

В выражении «родовой человек» имеются две взаимодополняемые стороны. Во-первых, оно отражает тождественность и единство как живущих, так и всех живших людей. Во-вторых, оно отражает тождественность и единство человека и природы. Тождественность и единство всех живущих и живших людей основывается на тождественности и единстве человека и природы. Осознание родового человека идёт в обратной последовательность его реальной истории.

Исторически человек является продуктом естественно-общественного развития, то есть природы и общества.

С естественной точки зрения человек является продуктом эволюции неорганической и органической материи на Земле.

С точки зрения органической материи человек является результатом полутора миллиардов лет естественного отбора. Итак, развитие неорганической материи приводит к возникновению органической, развитие которой приводит к человеку. Схематически это можно представить следующим образом:

Логически человек, возникнув из природы, стоит на ней и включает её в себя, поэтому каждый живущий носит в себе всю природу. Из этого следует, что не человек живёт, а органическая жизнь реализуется посредством человека. Отсюда жизнь человека – это не есть его личное дело! Точнее, не только его личное дело.


Итак, человек вышел из природы, сам является природой, живёт в природе, «живёт природой» , действует как сила природы. Выйдя из природы, живя в природе и живя за счёт природы, человек является иждивенцем природы. У него нет ничего своего. Он нищ и наг, сир и убог. Всё, что в человеке, на человеке, при человеке – всё это не его. Понятие «моё» – общественно-относительное. Частная собственность – явление социальное. Нечто может быть моим только по отношению к другому человеку, но не по отношению к природе, ибо взятое у природы в природу и вернётся. Даже сознание, с его казалось бы абсолютно произвольными связями вещей и событий, с его возвышенной оторванностью от мира, с его искажениями – не принадлежит человеку. В голове человека нет ничего такого, чего бы не было в действительности; даже Бог и художественный образ, ибо материальное содержание того и другого существует в реальности.

Природа существовала и до человека с его сознанием и будет существовать и без него, если у человека хватит «ума» уничтожить себя в экзогенном, либо в эндогенном геноциде. Дальнейшее существование человека полностью зависит от него самого. «Природа может обойтись и без культуры» . «Всё создаёт природа, – говорил Лукреций Кар, – о своих творениях не заботится, ошибок не совершает и ошибок не прощает». Если человечество ошибётся в выборе своего дальнейшего пути, то природа этой ошибки не простит. Природа не возобновляет своих творений, не восстанавливает оборванных нитей. Жизнь человека не будет возобновлена. Технический прогресс, протекающий стихийно-рационально, через антагонистическую конкуренцию и паразитическую эксплуатацию человека и природы является тупиковым вариантом по аналогии с тупиками в биологической эволюции, приводившими к гибели видов.

Метод проб и ошибок, который лежит в основе естественного отбора, и привёл к появлению человека, действует по логике больших чисел и является дорогостоящим средством. Сознание человека должно взять на себя функцию воспроизводства человеческой жизни. Естественный отбор посредством и на основе проб и ошибок должен быть заменён социальным отбором на основе целесообразной направленности и избирательности. Но сознание не возникает ни с того, ни с сего у человека. Оно само есть продукт исторического развития корреляции живого существа с окружающей средой. Достойны восхищения направленность и избирательность средств и существ, выросшие в результате эволюции до целесообразности – сознания человека. Следовательно, социальная целесообразность вырастает из и стоит на естественной направленности и избирательности, вбирая их в себя.

Таким образом, сознание имеет онтологическую природу, что предполагает единство материального и идеального, материи и сознания, логики вещей и логики идей, направленности развития естества и целесообразности существования человека, естественного и социального отбора.

Онтологическая природа сознания. «Идеальное не есть что иное, как материальное, пересаженное в человеческую голову и преобразованное в ней» .

Если ещё глубже, то сознание вырастает из материи и стоит на диалектической симметрии противоположностей, лежащей в фундаменте материи.

Сознание должно осознать само себя, овладеть самим собой. Сознание должно сознательно подчинить себе себя.

Чтобы овладеть самим собой, сознание должно осознать весь исторический путь развития неорганической и органической природы, весь путь исторического развития общества и свои, исторически преходящие формы: мифологию, религию, позитивизм и выйти на уровень адекватности самого с собой. Оно должно стать обобщением естественной и социальной истории, чтобы эффективно выполнить функцию средства материального воспроизводства человеческой жизни. Это открывает блестящие, оптимистические перспективы воспроизводства человеческой жизни, выживания человека, вписывания человека во всеобщий круговорот материи через само-подчинение всеобщим законам сущего.

Человек, выйдя из природы, как соматически, так и интеллектуально, не теряет своей естественной основы. Он стоит на ней, как в себе, так и во вне. Это положение становится концептуальной основой материалистического понимания истории. Мнение же о том, что природа живёт человеком, что человек есть условие её существования – самоуспокаивающая иллюзия. Остаётся одно – устроить жизнь на Земле по законам разума и красоты как осознанных онтологических законах, перевести стихийный естественный отбор в социальный, направленность и избирательность в целесообразность, априорно использовать то, что является результатом апостериорного обобщения. Это подведёт надёжную рациональную базу под общественную практику и обеспечит выживаемость человека. Первым условием на этом пути является осознание материалистического понимания истории. «Изобретение» своих программирующих идей и всеобщих оснований общественной науки в обход марксистскому принципу исторического материализма загоняет мысль в мёртвое пространство.

Дополнение. Для природы человек – такой же вид, как и любой другой. Человек, потребляя растения и животных, потребляет питательные вещества их клеток.

Почему человек потребляет плоды? Потому что, заботясь о своём воспроизводстве, вид концентрирует вокруг семени и в нём самом необходимое количество питательных веществ для начальной стадии развития особи, пока она не будет в состоянии обеспечить себя питательными веществами из окружающей среды. Концентрация питательных веществ вокруг семени – особая микросреда, благоприятная для произрастания. Человек присваивает питательные вещества чужих плодов и клеток для существования собственных, потребляет чужую жизнь ради своей. Смертью растений и животных живёт человек. Если бы культивируемые растения и животные знали, что их предназначение – служить пищей человеку, они перестали бы плодиться и размножаться. При культивировании растений и животных человек эксплуатирует космическую жажду жизни живого существа, инстинкт вечного существования. Всё это предстаёт как нечто, выходящее за пределы нашего здравого смысла, или это такой смысл природы, который выходит за пределы нашего здравого смысла.

В человеке живёт и действует та же космическая жажда жизни, тот же инстинкт вечного существования. Реализация этой космической жажды жизни человека предустановлена природой через сохранение своего рода, который поддерживает своё существование через смену особей, подобно тому, как существование человеческого организма поддерживается через постоянное обновление клеток. Богатство органической природы – непосредственного источника средств существования человека – предстаёт в двух видах: внешнего и внутреннего, видимого и невидимого. Внешнее видимое богатство – биоценоз. Внутреннее, невидимое – генофонд. От эксплуатации внешнего богатства органической природы мы перешли посредством генной инженерии и биотехнологии к эксплуатации последнего нашего запаса, внутреннего богатства – генофонда. Природа его уже не накапливает. Запас этот большой, но не беспредельный.

Итак, человек полностью зависит от природы, связан с ней родовой пуповиной и не может быть от неё отторгнут. Отторжение от природы есть смерть для него, поэтому постоянно «… сохраняется приоритет внешней природы» над человеком. Ошибочно предполагать, что человек господствует над природой. Ему не дано подняться над самим собой. За несоблюдение её законов природа жестоко наказывает человека катастрофами, засухами, голодом, мором, эпидемиями, генетическим истощением и т. д. Казалось бы, человек «подчинил себе силы природы, но они ему мстят, подчиняя его самого… настоящему деспотизму, независимо от какой-либо социальной организации» . Прометеевская страсть господства над природой, берущая начало от Бэкона, должна быть заменена ещё большей страстью подчинения её законам, что является единственным условием самосохранения – воспроизводства человеческой жизни. Природа не только во вне человека, но и в нём самом. Следовательно, отношение человека к природе есть отношение природы к самой себе или, с другой стороны, отношение человека к природе есть отношение человека к самому себе. Из этого следует, как мы относимся к самим себе, так мы относимся и к природе или, как мы относимся к природе, так мы относимся и к самим себе. Варварское, хищническое отношение к природе есть варварское, хищническое отношение человека к самому себе. Чтобы убедить современное человечество в этой истине, неужели нужен аргумент в виде тысячи экологических Хиросим?! До тех пор, пока человек подчинялся законам природы, он приобретал и накапливал своё внутреннее богатство; когда он стал господствовать над природой и привносить в неё свои субъективные законы, он стал истощать доступную природу, истощая и обедняя самого себя. Всех удивляет то, что в условиях современного технического прогресса происходит стремительное материальное обогащение, с одной стороны, и духовное истощение, доходящее до интеллектуального вырождения – с другой. Природа не терпит таких перекосов. Это чревато серьёзными последствиями, смутное осознание которых находит отражение в возможности глобальной катастрофы. Если для Кювье катастрофы представлялись исторически созерцательными, а для Великовского – космогоническими, то для нас они стали зримо апокалипсическими.

Если мы не можем пока практически выйти из этого кризисного положения, то для того, чтобы не наступил окончательный паралич воли и полная атрофия сознания, мы должны понять, что природа потенциально, абстрактно, теоретически представляет нам эту возможность. Вопрос в другом, хотим мы этого или нет. Для природы катастроф не существует. Это её нормальное состояние. Катастрофы существуют для человека и могут создаваться им самим. Уяснение марксистской концепции материалистического понимания истории, в основе и внешнем проявлении, даёт возможность возврата человека к самому себе, возможность онтологически-рационального устройства человеческой жизни.

Установившийся взгляд на природу через человека должен быть дополнен взглядом не человека через природу или взгляд человека на природу должен быть дополнен «взглядом» природы на человека. Следует не только и не столько природу примерять к человеку, столько человека к природе. Это детерминирует его практическую деятельность по воспроизводству своей жизни, покажет пределы его свободы, определит систему и формы социальных отношений, закроет систему «человек – природа», обеспечит вписываемость человека во всеобщий круговорот материи, обеспечит если не вечное, то очень длительное существование.

Исходя из материального единства мира и вытекающего из него материального единства человека и природы, на чём основывается материалистическое понимание истории, следует рассмотреть отношение человека к природе в его исходном основании как собирательство и производство. Производство, в свою очередь, следует рассмотреть через элементарную модель труда, а элементарную модель труда через её простые моменты.

5.2. Собирательство и производство

Исторически отношение человека к природе как к источнику средств существования проходит условно два этапа – собирательство и производство, которые соотносятся как естественное и общественное, неосознанное и осознанное отношение к природе. Производство вырастает из собирательства и стоит на нём; отсюда производство есть превращённая форма собирательства. Таким образом, как при собирательстве, так и при производстве природа остаётся исходным основанием.

5.2.1. Собирательство

Собирательство характеризуется тем, что человек берёт из природы в готовом виде всё, что ему необходимо для воспроизводства своей жизни. Это платоновское нерасчленимое единое – нерасчленённое единство человека и природы. Отношение человека к природе непосредственное, лицом к лицу. Он подвержен всем тем колебаниям, которые происходят в природе. Собирательство не следует понимать только как этап перед охотой и рыболовством. Это прежде всего особая форма отношения к природе, а не к её определённой сфере – растительному миру.

В эпоху собирательства производство средств существования для человека существует как «производство» самой природы на основе самовоспроизводства биосферы, на основе самодвижения и саморазвития, которое и составляет исходный базис существования человека во все времена. Люди недаром обожествляли природу и молились на неё не столько из-за страха, сколько из благодарности.

Без этого самовоспроизводящегося существования природы было бы немыслимо существование человека. Об этом природа напоминает человеку колебаниями, сбоями внутри самовоспроизводящегося ритма: засухами, наводнениями и т. д. Самовоспроизводство природы в пределах Земли есть отражение и выражение вечного саморазвивающегося мира.

Так как человек вышел из природы и является природой, то взаимодействие человека с природой есть взаимодействие природы самой с собой внутри самой себя.

В эпоху собирательство человек полностью вписан в природу. Природа вбирает в себя человека, обволакивает его собой, абсолютно подчиняет его своим законам и императивно требует добровольного соблюдения своих законов. Именно такое подчинение и соблюдение законов природы в период матриархата породило хомо сапиенс – человека разумного, нравственного потенциала которого хватило до сегодняшнего дня.

Сегодня в условиях исторически развитой системы общественного воспроизводства человеческой жизни естественная основа для человека теряется. Источник средств существования обезличивается. Человек детерминируется только, или в большей мере, социальной средой. Чрезмерно много политики, которая заслоняет основные проблемы воспроизводства человеческой жизни.

5.2.2. Производство

Если при собирательстве отношение человека к природе непосредственно и система состоит из двух элементов, то при производстве отношение человека к природе опосредованно, и система состоит из трёх элементов: природа, сознание, человек. Отношения человека с природой усложняются. В действие вступает сознание. К материальным отношениям человека к природе добавляются интеллектуальные. Воспроизводство человеческой жизни выступает с этого пункта как материальное и интеллектуальное. Материальное воспроизводство человеческой жизни становится осознанным. Социальная история начинается с этого пункта. Сознание материализуется в орудиях труда и развивается через развитие орудий труда.

Сознание и орудия труда, орудия труда и сознание – вот та ключевая проблема, от понимания которой зависит социальная, а не хронологическая история человека, история реализации человека как человека.

Развитие орудий труда есть развитие техники, развитие техники есть развитие производительных сил, развитие производительных сил есть социальная история человека.

 Магистральным путём развития орудий труда (техники, производительных сил) являются объективно-структурные, генетически-последовательные уровни организации материи, детерминирующие историческую познавательность технологических этапов развития производства и исключающих возможность их перескакивания. Этот жёсткий материальный детерминизм развития орудий труда (техники, производительных сил) ни в коей мере не исключает многообразные и бесконечно пластичные вариации техники, но многообразие и пластичность в конечном счёте подчиняются фундаментальному материальному детерминизму.

Если до сих пор наука занималась детерминацией социальных форм уровнем развития производительных сил, то сегодня необходимо детерминировать уровни производительных сил уровнями организации материи, что должно детерминировать человека во всеобщем круговороте материи. Это приведёт теоретическое осмысление в соответствие с уже имеющимся практическим результатом, обогнавшим понимание степени проникновения в структурные уровни материи. Без этого общего материального фона (фона материи) невозможно понять и уяснить место человека в мире и направленность его практической деятельности в целях воспроизводства своей жизни, без этого нельзя построить общественную жизнь на основах онтологической рациональности. Смена точки отсчёта будет способствовать очищению науки, и многие, очень многие вопросы отпадут сами собой.

С возникновением сознания производство предстаёт как простой первоатом, «взрыв» которого есть историческое развитие, приведшее к современному сложному и плотному, усложняющемуся и уплотняющемуся общественному, национальному и глобальному хозяйству. Вопрос, следовательно, в том, чтобы логически, а не исторически, проследить этот процесс, найти в современном производстве, при всей его специфике и сложности, неизменное, целевое основание – воспроизводство человеческой жизни.

Этимологически производство означает выведение целеустановленных результатов из кругооборота – превращения вещества и циклов природы. Это слово могло возникнуть в эпоху земледелия, когда циклы смены времён года давали возможность сеять семена и убирать урожай. Для этого человек должен видеть, понимать, знать и использовать естественную цикличность, повторяемость, замкнутость, вечное обновление природы, её цветение и увядание. Он должен чувствовать и понимать внутреннюю энергию растительного и животного мира, его стремление к самовоспроизводству как средству сохранения вида. Поэтому про-из-водство может быть интерпретировано как про – обнаружение, результирование предполагаемого продукта, из – из последовательности превращения вещества при определённых условиях, состоянии, месте и времени и эксплуатации жажды жизни живого существа, водство – выведение, целенаправленность, избирательность деятельности человека из собственной жизни природы на основе её самодвижения и саморазвития. Производство таким образом предполагает понимание и знание круговорота вещества, повторяемость природы, возврат к исходным пунктам. Эти открытия, понимание и знания для одних людей закрепляются в виде аксиоматических предрассудков для других. Кроме того, производство есть создание искусственных условий для превращения веществ и для самовоспроизводства живого существа, то есть производство средств производства средств существования человека. Движение к результату – средствам существования – опосредованно орудиями труда. Если в условиях собирательства природа сама «производила» средства существования человека, то в условиях производства функцию природы как «производителя» берёт на себя человек.

Сознание как отличительный признак производства делает деятельность человека трудом, то есть целесообразной деятельностью.

5.3. Труд – целесообразная деятельность человека

Труд, как говорит К. Маркс, кажется совершенно простой категорией. Представление о нём в этой всеобщности – как о труде вообще – является также весьма древним. Однако труд… в этой простой форме есть… современная категория.

Труд есть целесообразная деятельность человека. Человек имеет две субстанции – тело и сознание. Труд, как отражение человека, также имеет две ипостаси: естественную и общественную, материальную и идеальную. Деятельность отражает естественную, материальную сторону труда. Целесообразность – отражает общественную, идеальную сторону труда. Условно собирательству свойственна деятельность, производству – целесообразность деятельности.

Деятельность – всеобщее свойство материи, вытекающее из самодвижения и саморазвития всего сущего. На этом стоит деятельная субстанция Аристотеля и Лейбница.

Любое естество для самосохранения должно поддерживать своё существование путём динамического уравновешивания себя с окружающей средой, уравновешивать силой внутренней связи составляющих его частей силу внешнего воздействия. Превращения тела, переход из одного состояния в другое, соединение с другим и отделение от другого и предстаёт как деятельность, выступающая реакцией, то есть ответом – обратным внутренним действием на внешнее воздействие, приспособлением к меняющейся окружающей среде. В каждом частном случае реакция никогда не бывает и не может быть адекватной внешнему воздействию в силу действия закона неравномерности, но адекватна в целом. То же самое относится и к человеку как естеству, так как он включён во всеобщий круговорот материи. Что говорится о естестве, то говорится и о человеке, что говорится о высшем роде, сказывается и о низшем – учит Аристотель.

То, что создало человека эволюционно, присутствует в нём как его потенция, которая актуализируется как деятельность.

Целесообразность – деятельность сообразно поставленной цели, продукту, который априорно присутствует в голове. В труде как целесообразной деятельности возникает соотношение материального и идеального, идеального и материального. В этом соотношении совершается круговорот: идеальное, порождённое материальным, материализуется в продукте, который предстаёт как материально-идеальное в процессе превращения вещества и как идеально-материальное в процессе конструирования продукта. Продукт предстаёт в первом случае как идеализированное вещество, во втором – как овеществлённая идея. «Сознание возникает из вещей и умирает в вещах», – говорит Лао-Цзы.

На чём основывается целесообразность? На сознании. Сознание, в свою очередь, основывается на понимании и знании. Соотношение между пониманием и знанием есть соотношение между вечным и преходящим, бесконечным и конечным, абсолютным и релятивным, материальным единством мира и его объективным многообразием и т. д. и т. п. Мудрость одна, знаний много.


Понимание исходит из априорности, аксиоматики, из единства и общности естественных процессов и предметов. Оно стоит на объективном возврате естественных процессов «к исходным пунктам», на тождестве начала и конца, а в диалектике простого и сложного отражает простое. Мудрость одна. Понимание едино и конечно.

В процессе труда человек действует на «уязвимые места», то есть направляет свои ограниченные силы и возможности в «критические моменты» естественных процессов и предметов. Он не привносит эти «критические точки» и «критические моменты», они существуют в природе, процессах и предметах, в человеке и в человечестве. Во всеобщем круговороте материи предметы переходят из одного состояние в другое, и этот переход и есть «критическая точка», точка ли кипения или точка опоры, которую использует человек для получения продукта. «Уязвимыми местами», «слабым звеном» естества и человека являются «общие места». Аристотель говорит, что трудно найти центр в любом деле – искусство, которым обладал Ленин.

Знание исходит из апостериорности, из многообразия и многогранности естественных процессов и предметов, и в диалектике простого и сложного отражает сложное. Знаний много. Они многообразны и бесконечны, плюралистичны и релятивны.

Понимание и знание образуют единую систему – сознание. Исторически понимание и знание развиваются неравномерно. Неравномерно они развиваются и в пределах отдельного человека. Понимание проходит следующие этапы: политеистическая религия – онтология – монотеистическая религия – онтология. Сегодня задача состоит в переходе от монотеистической религии через позитивизм как исторически превращённую форму натурфилософского материализма к онтологии. В условиях технического прогресса и господства позитивизма знание подавляет понимание. Знание, исторически накопленное и накапливаемое, будучи оторванным от понимания, превращается во всё увеличивающуюся кучу несведённых к единству частей – проблема, которая с наибольшей остротой встала сегодня: «много знают, но не понимают». С настоятельной необходимостью встаёт вопрос о систематизации знания. В этих условиях труд ограничивает сам себя и становится разрушительным. Эмпиризм подавляет теоретическое осмысление. Дифференциация знания превалирует над интеграцией. Голова набита знаниями, а порядка в жизни нет.

В свою очередь, отрыв понимания от знания приводит к созерцательности, оторванности от реального процесса, самозамыканию в себе, к игнорированию исторического опыта, что лишает понимание научной правомерности. Обобщения становятся бессодержательными, схоластическими, формализованными, не доведёнными до эмпирической доказуемости.

Исторически неравномерное развитие понимания и знания в пределах сознания вытекает из неравномерности развития диалектики и математики. Исторически в пределах сознания возникло деструктивное противоречие, которое не восполнено и поныне. Сознание не может справиться с самим собой.

Кроме того, сознание обладает волевым напряжением, степенью «волевого давления», которое подчиняет себе человека для достижения поставленной цели в процессе труда для воспроизводства своей жизни.

Труд, как целесообразная деятельность, есть форма реализации человека как человека разумного. Труд исторически создаёт человека, человек реализуется в труде. Характер и многообразие видов труда определяют уровень цивилизации, которая не является самоцелью человека. В формуле «человек – труд – человек» вскрывается история цивилизации. В формуле «труд – человек – труд» вскрывается историческое развитие форм труда. Эти формулы взаимообусловлены и взаимопроникают.

В результате формопреобразующей и конструирующей деятельности: обработки, переработки, культивирования, человек из природы, из «земли» создаёт материальное и духовное богатство. Это положение «заземляет» их, выводит материальное и духовное богатство из «земли», делает «земным», включает в «землю». Труд не создаёт землю, не создаёт исходную субстанцию – материал богатства, не создаёт Землю, Мир, но из «земли» – материала и субстанции – создаёт материальное и духовное богатство. Тот факт, что социальная практика отрывает человека от естественной основы и формирует искажённое миропонимание, не меняет сути дела. Социальная история человека предстаёт в конечном счёте как естественная история, что находит своё выражение и подтверждение в материалистическом понимании истории, хотя каждый момент предстаёт как момент социально осознанного развития. Как сознание возникает из вещей и гаснет в вещах, так и социальное, возникая из натурального, гаснет в натуральном. Такой жесткий, детерминистский подход ставит человека с его сознанием на его собственное место, которое он объективно занимает в природе, а не над ней. Следовательно, задача человека заключается в том, чтобы посредством целесообразной, созидательной деятельности «вписаться» в её лоно, уравновесить себя с природой, понимая, зная и соблюдая её законы. Труд, таким образом, составляет основу материального воспроизводства человеческой жизни. Материалистическое понимание истории исходит из и стоитна рациональности человеческой деятельности. Современная глобальная социальная практика даёт мало тому подтверждений. Она предстаёт, перефразируя Маркса, здравым смыслом в пределах нелепости.

5.4. Предмет труда

Предметом труда исторически являются: естество, человек, продукты труда.

В субъект-объектном отношении «человек – предмет труда», предметом труда предстает все то, на что направлена преобразующая и конструирующая деятельность человека. Исторически и логически первым предметом труда является отдельное, конечное естество, а не природа в целом. Естество существует в себе, само по себе, до человека, вне человека и возможно быть существующим после человека. Поэтому, как сказано выше, человек должен понимать всю природу, а знать – отдельное естество. В той мере, в какой отдельное естество является природой, этот предмет труда не меняется никогда. В той мере, в какой природа предстаёт перед человеком в отдельном естестве, этот предмет постоянно меняется. Изменение естества предстаёт как открытие его новых свойств. Так как всё построено из одного, то в каждом естестве есть все свойства, необходимые человеку. Так как всё построено по-разному, то необходимые для воспроизводства человеческой жизни свойства естества находятся на разном технологическом «удалении» от человека, и в каждом случае приходится либо искать в природе естества с необходимыми свойствами в «готовом виде», либо преобразовывать предыдущие естества для выявления необходимых свойств. В этом состоит функция научно-технического прогресса, который ретроспективно и перспективно идёт от многообразия веществ к субстрактному электрон-протонному диморфизму и от электрон-протонного диморфизма к многообразию веществ. Достигнутый уровень производства является точкой отсчёта, которому нужны определённые свойства и который может открыть эти свойства в естестве.

Преувеличение значения неизменяемости или изменяемости предмета труда ведёт либо к вульгаризации исторического производственного процесса, либо к историческому плюрализму. Исторически объективная изменяемость предмета труда должна быть «зажата» неизменяющейся основой, или изменения должны протекать в пределах неизменности. История предмета труда должна быть подчинена неизменной логике природы. Исторически усложняющееся общественное производство, вырастающее до глобализма, не меняет сути дела. Это положение вытекает из материалистического понимания истории.

Если естественно природа является предметом труда, то человек также может и должен быть предметом труда. «До сих пор мы рассматривали... лишь одну сторону человеческой деятельности – обработку природы людьми», но существует «другая сторона, обработка людей людьми...» , ибо люди, «...как физически, так и духовно творят друг друга...» .

Как продукт развития природы человек имеет материальную основу. Как продукт развития общества человек имеет идеальную основу. Субстанцией природы является материя. Субстанцией человека является сознание. Как продукт обеих историй человек имеет обе субстанции. Следовательно, человек как предмет труда, выступает в этом единстве: тело – физическая культура, сознание – выработка мировоззрения.

Тело как предмет труда предполагает, что забота о нём является начальной и конечной целью деятельности человека, какую бы степень опосредованности это не предполагало. Тело как естественная субстанция человека является началом и концом его существования – материального воспроизводства человеческой жизни. Мы ничего к телу не прибавим, нам бы сохранить то, что осталось.

Исходные параметры и нормативы тела не привносятся извне, а выводятся из него, закрепляются в сознании и являются априорными нормами, в соответствии с которыми культивируется тело. Основополагающими принципами тела являются здоровье и красота – условия материального воспроизводства человеческой жизни. Зависимость между здоровьем и красотой тела – прямая, хотя и подвижная. Эстетика человеческого тела предстаёт как нормативная основа здоровья. Культивированная красота человеческого тела имеет смысл только как средство здоровья.

Здоровье и красота человека являются продуктом полутора миллиардов лет естественного отбора и тридцатипятитысячелетнего социального отбора в период матриархата. Таким образом, здоровье и красота человека антропологически и социально заложены в человеке и человек должен следовать этой естественной и социальной «нити Ариадны».

Совершенство тела, гармония и пропорциональность – зеркальная симметрия его частей есть лишь высшее проявление пропорциональности и симметрии любого естественного тела, уравновешивающего себя с окружающей средой. Гармония и симметрия онтологически заложены в теле и его культивирование есть развитие этих потенций.

Древние греки исторически первыми установили прямую связь между гармонией и неувядающей красотой Космоса, с одной стороны, и гармонией и красотой человеческого тела – с другой. Гармонию и красоту человеческого тела они выводили из гармонии небесной модели. Соответственно и политическая структура общества времен Перикла представлялась как отражение и выражение гармонии и красоты Космоса и человеческого тела. Прослеживается прямая связь гармонии Космоса, гармонии тела и гармонии политических интересов. Коллизии политической борьбы «развалили» общество через антагонизм интересов, «развалили» единый Космос через мировоззренческий плюрализм и «развалили» тело через гедонизм. Однако греческие нормативы физической красоты остаются вечными, ибо в них отражена и выражена всеобщая гармония и симметрия сущего. Эпоха Возрождения ретроспективно утверждала человека в борьбе с христианским аскетизмом через красоту человеческого тела, представляя гармонию тела аналогом симметрии всех естественных тел. Другими словами, если древние греки выводили красоту тела из Космоса, то эпоха Возрождения выводила гармонию естественных тел из гармонии тела человека.

Красота тела растущего человека определяется его естественным становлением. В этот период проявляются заложенные потенции. На этом заканчивается естественная история для тела отдельного человека. Начинается социально-трудовая, от которой зависит дальнейшая морфология человека. Исторически тело человека всегда было предметом труда, но это получалось как следствие трудового процесса, как «непредвиденное последствие». Культивирование тела, как и производство знания, было вплетено в канву реального процесса воспроизводства человеческой жизни и только с развитием классовых цивилизаций и современного индустриального труда культивирование тела становится непосредственной целью. В антагонистических формациях физическая красота рассматривается как привилегия господствующего класса. Научно-индустриальный труд либо исключает, либо уменьшает движение как основу тела, что приводит к его деформации. Сегодня перед человеком встала дилемма: либо создать особую индустрию для поддержания тела в прежних морфологических параметрах, либо согласиться с исторической деформацией тела в результате приспособления к искусственной окружающей среде.

Профессиональное уродство в труде может и должно быть компенсировано внепроизводственным физическим развитием человека, новым, особым типом общественного производства, где предметом труда является тело человека, а продуктом – здоровье. Со временем эта отрасль общественного производства, возможно, будет обладать большим производственным потенциалом, нежели производство средств производства и производство средств существования и приносить большую прибыль, нежели наукоёмкие отрасли.

Индустрия здоровья должна быть в основном физической, а не врачебной. Человек для своего самосохранения должен сам заботиться о своём здоровье и не перекладывать его на плечи врачей. Больной человек в тягость себе и другим. Нужно ли долголетие, если нет здоровья? Нельзя жить за счёт эксплуатации генофонда, паразитически относясь к самому себе. Для тела мы ничего не приобретаем. Наша жизнь – это жизнь по инерции.

Если человек не будет прилагать усилий для культивирования своего тела, то оно, деформируясь, теряет свою естественную исходную основу как для отдельного человека, так и для рода человеческого. Такое тело антисоциально, ибо оно не соответствует законам красоты и здоровья.

Физически красивое и здоровое тело, как продукт труда человека, в полном смысле становится одухотворением.

Деформированное тело – продукт деформированного сознания.

В конечном счёте, чтобы человек не делал, он делает для тела и при помощи тела. Эпикур говорил, что удовольствие ощущается телом. Генетически, забота о теле является альфой и омегой человеческой деятельности. Все бесконечно многообразные виды человеческой деятельности только опосредуют реализацию этой основной цели, хотя каждый вид деятельности обладает относительной самостоятельностью.

Основным средством поддержания тела в рациональных параметрах является сознание, которое само может и является предметом труда.

Сознание как предмет труда, предполагает, что «... индивиды...  духовно творят друг друга...» и что люди являются производителями своих представлений. Сознание формирует сознание или воспроизводит себя по своему образу и подобию в подрастающем поколении. Целенаправленность и сознательность деятельности человека формируется целенаправленно и сознательно.

Сознание – самое сильное средство по натуральному и социальному воспроизводству человеческой жизни, и самое слабое, уязвимое звено любого человека, общества, цивилизации. Деформация и разрушение личности, общества, цивилизации начинается с деформации и разрушения сознания, идеологии. Укреплять, как и разрушать личность, общество, цивилизацию надо с объективно слабого звена – сознания. В современных условиях общечеловеческое сознание отстаёт от достигнутого уровня экономической и технологической интернационализации, глобализации, что влечёт за собой неоправданные издержки по воспроизводству человеческой жизни.

Сознание человека есть субъективное, внутреннее постижение объективного, внешнего мира, понимание мира и знание практического отношения к нему. Формирование сознания человека осуществляется в результате выработки и передачи картины мира и выработки и передачи этических нормативов во всех сферах воспроизводства человеческой жизни: гентильной, экологической, экзистенциальной, экономической, идеологической, социальной, коммуникативной, управленческой. От формирования сознания зависит воспроизводство человеческой жизни – судьба человека и исторические судьбы народов.

Существует порядок мира, порядок общества и порядок в голове человека. Сознание детерминируется двумя сторонами: порядком мира и порядком общества. Строги и четки законы природы, столь же строгими и четкими должны быть и законы общества. Если порядок мира неувядаем, то порядок общества – явление переменное. Если общество вступило в состояние разброда, то первым страдает сознание человека. Оно усугубляет беспорядок общества и не в состоянии дойти до порядка в мире. Последовательность – порядок в мире, порядок в голове и беспорядок в обществе – трудно переносимое для осознающей себя личности, которая не соизмеряется с реальной жизнью, что приводит к её разрушению, которое также двойственно: во-первых, осознание невозможности исправить ход вещей, во-вторых, конформизм – социальная адаптация за счёт потери человечности. Возникает изумрудная россыпь умов в фантастически устроенном мире.

Становящийся человек в последнюю очередь выходит на порядок мира, а многие до него вообще не дорастают. Сознание не привносится в материю, а выводится из неё. Но сформировавшись, оно оказывает обратное активное воздействие на свою исходную основу. Оно становится творческой силой, а человек – творцом. «Сознание человека не только отражает объективный мир, но и творит его» . Религия создавалась, исходя из творческой предпосылки сознания, то есть конструирующего воздействия сознания на материальный мир. Если природа «создала» сознание, то сознание в религиозной форме пересоздало мир. Пересозданный исторически становящимся сознанием мир приобретает характер изначальности. Такая искусственная конструкция до определённого момента была полезной. Она упрощала сложный мир.

Сознание человека – это общее в отдельном: общее – мир в отдельном – человеке. Формирование сознания есть процесс субъективного постижения объективного мира. Для каждого отдельного человека в процессе формирования мир становится, а не даётся ему с рождения в готовом виде. Становление мира для отдельного человека и предстает как выработка его сознания, хотя мир существует сам в себе, сам по себе и сам для себя, а не для человека и посредством человека. Сформировать, выработать сознание означает дать ответы на вопросы: что такое мир? Как он устроен? Каково место человека в этом мире? Как относится человеку к миру, чтобы обеспечить воспроизводство своей жизни? Сознание, чтобы овладеть самим собой, должно овладеть всем миром.

Овладеть миром – вот первая задача человека, чтобы выжить. Овладеть субъективно, чтобы преобразовать объективно. Для этого нужно «сжать» мир до обозримости, свести к точке, сделать неявное явным, аморфное структурным. Мир надо не только умозреть, но и чувствовать, чувствовать как самого себя. Надо дойти до ясной, видимой ощутимости мира. Нужно не только умом зреть его существование, но и чувствовать внутреннюю неизменность и внешнее обновление, его самодвижение и саморазвитие, самостановление и самопреобразование; возникновение и преобразование его частей, сохраняемость и неизменность в целом. Одним словом, им нужно овладеть по его собственным законам и его собственные законы сделать своими, субъективными, человеческими. Это объективно приведёт к научному коммунизму, провозглашенному не как лозунг критической ситуации по принципу альтернативности, а как к научнообоснованной теории, выведенной не из общественной, а из естественно-общественной истории. Коммунизм становится не эмоциональным, а научно-обоснованным. Это единственно возможная перспектива человечества. Решить эту задачу можно только на последовательно научной реализации материалистического понимания истории. «Из посылок материализма, – говорит Ленин, – нет ничего проще вывести социализм.».

Предметом труда является также и продукт труда. Им могут быть продукты как личного, так и производственного потребления. Продуктом потребления продуктов труда являются: а) существование людей; б) существование производственного организма; в) отходы личного и производительного потребления. Отходы потребления, как продукты труда, могут быть снова включены в производственный процесс. Если структура отходов определяется структурой личного и производительного потребления, последние, в свою очередь, определяются уровнем технологического развития производства. Устанавливается достаточно жесткая связь между структурными уровнями организации материи, технологическим уровнем производства, структурой личного и производительного потребления, структурой отходов и возможностью их производственного использования.

Технологически, с точки зрения пользы, все отходы могут включаться в производство. Экономически, с точки зрения выгоды, только часть отходов может включаться в производство. Поэтому проблема загрязнения окружающей среды не есть технологическая проблема. Это проблема социально-экономическая.

Так как человек живёт в природе, производит продукты из природы, то для природы отходов не существует. Понятие отходы – социально-релятивное, относится только к человеку. Оно не является натурально-абсолютным. Для природы все возможные виды веществ допустимы. Каким бы ни было производство, в пределах природы ничего не убывает и не прибывает, всё, что извлекается из природы, в неё и уходит. Если природа целое, то человек всего лишь часть. Для воспроизводства человеческой жизни нужны лишь средства существования. Больше ему ничего не нужно. Но чтобы получить средства существования, человеку пришлось, за всю историю, создать совершенно иной мир – мир средств производства, создать здание цивилизации. Это какая – то мистика, фантасмагория, ловушка сознания. Нужно одно, а производишь совсем другое! Поэтому история, развитие средств производства, цивилизация, культура – есть «отходы» воспроизводства человеческой жизни, которые постоянно поступают в «производительную переработку» новых поколений.

Человек обладает способностью абсолютно вписаться во всеобщий круговорот матери как с естественной, так и экономической точки зрения. Надо смотреть на эту проблему не только с позиции текущего момента, но текущий момент дополнить стратегией глобального воспроизводства человеческой жизни и вечного бытия мира.

Вещество природы, раз вступив в производственный процесс, преобразуя свою форму, находится в процессе постоянной рециркуляции – круговорота: от предмета труда до продукта и обратно. Образуется замкнутый цикл: «предмет – продукт – предмет» или «продукт – предмет – продукт». В первом случае вскрывается связь исходного естественного предмета труда с продуктом. Во втором случае вскрывается связь продукта с естественным предметом труда.

Взятый в абсолютном виде, рассматриваемый цикл может быть основой теории «нулевого роста», когда в производство не вовлекаются дополнительные сырьевые ресурсы и рабочая сила, а научно-технический прогресс обеспечивает постоянное повышение эффективности использования рециркулируемых материалов, даже с учётом их естественной убыли. В этом случае исключается пространственное расширение воздействия человека на окружающую среду и предполагается только углубление и структурные уровни материи для производства необходимых средств существования. По крайней мере, в сельском хозяйстве положение дел близко к нулевому росту.

Исторически в ранние эпохи производства рециркулирование отходов потребления и производства играло незначительную роль в силу их малых масштабов. Однако с возрастанием масштабов производства и потребления и особенно с переходом к использованию металлов: меди, олова, железа, значение повторного использования изношенных орудий труда существенно возрастает. Расширение масштабов производства и потребления расширяют рециркулирование, создают возможности как бы отрыва от исходной естественной основы потребления первичного сырья.

Исходной методологической основой понимания продукта труда как предмета труда является естественнонаучный закон сохранения и превращения вещества и энергии.

Первичный, исходный круговорот вещества между человеком и природой дополняется вторичным, круговорот вещества в пределах замкнутого цикла: «производство – потребление – производство». Образуется двойное производительное потребление: вещества из природы и вещества из продуктов, прошедших стадию потребления. Любой продукт есть прежде всего вещество в определённой форме и с определёнными свойствами. Если форма или свойство перестали служить человеку, то вещество может быть полезным как основа для новой формы. Человек не создаёт субстанцию, но преобразует форму. Отсюда понятна роль и значение человека, как творца формы, но не субстанции.

В современном производстве, способном разлагать вещество до молекулярного уровня – нанотехнология – открываются новые широкие возможности для формообразования и открытия новых свойств, полезных для воспроизводства человеческой жизни.

5.5. Средства – орудия труда

Человек воздействует на природу опо-сред-ованно, через средства, которые он ставит между собой и предметом труда. Опосредованность отличает человека от животного. Так между собой и миром человек ставит представление о мире. Между своим отношением к природе он ставит отношение к другому человеку – то есть социальные, общественные отношения. Между собой и предметом труда он ставит орудие труда.

Представление о мире – сознание, общественные отношения, орудия труда – однопорядковые явления, вытекающие из опосредованности. Опосредованность воздействия человека на природу вытекает из двойственной природы человека: духовного и физического, идеального и материального.

Рассматривая средства труда в их идеально-материальной двойственности, следует указать, что их развитие происходит в результате взаимного перехода, когда идеальное отражение внешних, неконтролируемых, неуправляемых естественных процессов становится условием развития внутренних, контролируемых, управляемых процессов в материальных орудиях труда. В свою очередь развитие материальных орудий труда обуславливает более глубокое проникновение в естественные материальные процессы, которые, будучи отражены в сознании, обеспечивают новый импульс для развития материальных орудий труда. В этом замкнутом цикле: «естественно-материальные процессы – отражение их в сознании – материализация в орудиях – более глубокое проникновение в естественные материальные процессы» – заключена поступательность развития орудий труда как основного элемента средств производства.

В сокращённом виде цикличность может быть представлена как: «природа – сознание – орудия – природа» и может рассматриваться как воспроизводственный процесс, который в развёрнутом виде может быть представлен как:

I. «природа

природа»

«природа

природа

природа»

«природа

сознание

природа»

«природа

орудия

природа»

II. «сознание

сознание»

«сознание

сознание

сознание»

«сознание

природа

сознание»

«сознание

орудия

сознание»

III. «орудия

орудия»

«орудия

орудия

орудия»

«орудия

природа

орудия»

«орудия

сознание

орудия»

 

Каждое из представленных кругооборотов требует самостоятельного рассмотрения. В контексте нашего вопроса кратко остановимся только на первых из трёх: «природа – природа»; «сознание – сознание», «орудия – орудия».

1. «Природа – природа» означает, что всё начинается с природы и заканчивается на природе. Она есть исход и завершение, начало и конец. В производительно-познавательной и познавательно-производительной деятельности человек не может выйти за рамки, которые ему ставит природа.

Поэтому Маркс говорит о «естественно-историческом» развитии общества. Отсюда не природу надо исправлять и подгонять через технический прогресс под общественные формы, а общественные формы выводить из и ставить на естественную основу.

2. «Сознание – сознание» отражает поступательность развития естественнонаучного знания, его количественного накопления и качественного превращения, развитие естествознания, которое детерминировано с одной стороны природой, с другой – орудиями труда. Взгляд с точки зрения сознания вскрывает картину интеллектуального обогащения человека в процессе исторического развития.

3. «Орудия – орудия» вскрывает картину поступательности развития средств производства, производительных сил, цивилизации.

Хотя каждый из этих циклов имеет относительную самостоятельность и свою локальную цель, все они должны быть подчинены общему знаменателю – воспроизводству человеческой жизни. Только с этой точки зрения следует рассматривать природу, естественнонаучное знание, развитие техники и цивилизации.

Естественный процесс как средство труда предполагает, что из двух равнозначных для природы процессов тот, на который направляется действие, предстаёт как предмет, а тот, который направляется – как средство труда. Осуществляется это направление в пределах физических возможностей человека, или процессы сводятся, редуцируются до физических возможностей человека. В направленном воздействии одного процесса на другой используется самодвижение природы и саморазвитие естества.

Огонь – универсальное средство труда. Он был загадкой. Однако, не зная, что из себя представляет огонь, человек широко использовал его в повседневном воспроизводстве своей жизни. Огонь был предметом культа. Он был тем первым природным процессом, которым научился «управлять» человек. Никакое другое средство труда не оказывало столь громадного влияния на возникновение и развитие цивилизации. Энгельс писал: «На пороге истории человека стоит открытие превращения механического движения в теплоту: добывание огня трением; в конце протекшего до сих пор периода развития стоит открытие превращения теплоты в механическое движение: паровая машина. И, несмотря на гигантский освободительный переворот, который совершает в социальном мире паровая машина... всё же не подлежит сомнению, что добывание огня трением превосходит паровую машину по своему всемирно-историческому освободительному действию. Ведь добывание огня трением впервые доставило человеку господство над определённой силой природы и тем окончательно отделило человека от животного царства» .

Добывание огня и его дальнейшее широкое использование по своему «всемирно-историческому» значению и последствиям существенно превосходит все достижения технического прогресса, который был бы невозможен без этого первого, грандиозного шага в становлении цивилизации. «Приручение» огня доставило человеку господство над основной силой природы, лежащей в основании существования, взаимодействия и превращения веществ и существ. Через огонь, как форму проявления энёргии, человек прикоснулся к сокровеннейшим тайнам природы, сделав его средством своего существования: средством труда и средством познания. Энергия, движение, работа, мощность, давление, превращение – все эти определения естества имеют единую субстанцию, где огонь исторически выступает как исходное начало.

Огонь лежит в основе превращения веществ и открытия новых свойств и материалов, и то, что человек использует в своей деятельности огонь для достижения своих целей есть отражение всеобщего превращения веществ посредством изменения их строения и состава.

Расширение диапазона температур, с одной стороны, способствовало углублённому проникновению в структурные уровни материи, а с другой – расширению сферы воздействия на окружающий мир, вовлечению в хозяйственный оборот новых, ставших доступными, земных и космических пространств.

В силу того, что вещества обладают многими свойствами, то огонь их «открывал», ибо в своё время этот же огонь «закрывал» эти свойства. «Огонь» лежит в основе генезиса химических элементов и в основе генезиса Земли. Так, что человек, используя огонь, идёт по проторенной природой тропе.

Огонь и факел Данко, освещающий путь людям. Недаром Прометей почитался как самый благородный герой, понесший тяжелую кару от олимпийского громовержца, ибо через огонь человек становится богоподобным. Огонь – не только средство производства материальных благ, но и средство духовного обогащения и просветления.

5.5.1. Антропогенный характер орудий труда

Маркс пишет, что «технические средства... призваны быть продолжением естественных работающих органов человека».

Все естественные работающие органы человека: рука, тело, ноги, голова, зрение, слух и т. д. имеют свои искусственные технические продолжения, исторически развившиеся и развивающиеся, и которые в совокупности составляют национального или глобального «искусственного человека», замкнутую в себе вторую природу – техноструктуру, или техносферу.

1. Рука – универсальное средство труда. Точная хватка в существенном отличает человека от животного. Она была следствием и причиной, причиной и следствием развития мозга. 25 суставов дают возможность руке делать 58 исходных движений, которые в своих комбинациях дают бесконечное число вариантов, делая движение рук максимально пластичным.

Палка первобытного человека удлиняет руку и увеличивает силу удара, расширяет пространство воздействия и способности человеческого тела.

Историческое развитие орудий труда от палки первобытного человека до современных автоматизированных заводов есть продолжение руки человека. Осуществляется продолжение «... человеческой силы силами природы...» . Это и составляет основной закон исторического саморазвития техники. Внутренняя логика развития техники обусловлена её взаимоотношением, с одной стороны, с человеком, а с другой – с природой. Определяющим является историческое и функциональное соотнесение техники с органами человеческого тела.

2. Человеческое тело обладает способностью к передвижению. Размеренный шаг человека был единственным средством его первоначального расселения по лику Земли. Приручение диких животных значительно увеличило возможность передвижения и обменных контактов родов, племён и народов.

Оседлав лошадь, человек «оседлал» природу; «оседлав» природу, он «оседлал» самого себя, взвалив на свои плечи тяжесть собственных возрастающих проблем.

Через приручение диких животных, машины, речные и морские суда, самолёты и ракеты происходит увеличение способности человеческого тела к передвижению и перемещению во времени и пространстве. Перемещаются не машины, суда, самолёты и ракеты, а человек с их помощью, так же как своё время он перемещался только при помощи ног.

3. Человеческое тело в состоянии переносить на себе вес, приблизительно равный собственному телу. Приручение диких животных дало возможность перемещать значительные массы груза, далеко выходящие за пределы возможностей тела. Вьючные животные, повозки, транспортные суда, машины, самолёты, ракеты, газо-, нефтепневмопроводы, конвейеры и т. д. продолжают и развивают эту первоначальную способность и возможность человека. Не животное, машины и т. д. перевозят и переносят груз, а человек при их посредстве.

4. Человек для обеспечения своего воспроизводства должен соизмерять и взвешивать свои силы и возможности, коррелировать себя с окружающей средой, с миром, людьми, вещами и должен соизмерять и коррелировать людей с людьми, вещи с вещами по принципу «больше – меньше», «лучше – хуже». Для этого он должен понимать, знать, считать, взвешивать, уравнивать и приравнивать себя к другим людям и вещам, людей между собой и вещи между собой. Для этого у него есть сознание: ум, рассудок. Исторически и эта функция человека находит своё внешнее продолжение в средствах и орудиях труда. Первое – это выделение специальных людей для мыслительной деятельности, как условие эффективной практики, что впоследствии развивается до появления особой специальной группы – интеллигенции.

Во-вторых, это находит своё внешнее продолжение в механических средствах счёта. От первых считальных таблиц и машин древнего Шумера, через счёты к арифмометрам и современным ЭВМ. Однако это не означает, что ЭВМ какого бы то ни было поколения возьмут на себя синтезирующую роль разума. Это единственная функция человека, которая не имеет внешнего продолжения. Синтезирующий разум является отражением всеобщих начал – принципов мироустройства. Как говорил Ювенал: «Мудрости не нужны никакие небесные силы, всё своё она носит с собой» . Человек всегда остаётся человеком.

5. Средством существования человека является и зрение – способность цвето-, свето-, объёмного восприятия – отличия предметов окружающего мира. Такое сочетание только у человека. Пчела различает цвет, летучая мышь – свет, стрекоза – объём. Для лошади мир лишён красок. Для человека зрение – есть одно из важнейших средств существования. Исторически первым средством, усиливающим зрение явилась линза и изобретение на её основе подзорной трубы, что привело к открытию Галилеем вращения Земли и гелиоцентрической системы мира Коперником. Глаз человека получил новую силу зрения, но не зрение. Сегодня при помощи больших телескопов человеческий глаз может «видеть» звёзды 24-ой светимости. При помощи микроскопа – жизнь клеток. При помощи электронного микроскопа – «жизнь» химических соединений и их элементов. Видят не телескоп и микроскоп, а человеческий глаз при помощи этих средств, являющихся продолжением глаза.

6. Человек выносит во вне даже переваривание пищи и её усвоение, создавая для этого свои средства. Измельчение, дробление, отделение, варка пищи – есть вынесение внутренних физиологических процессов человека во вне. Этимологически переваривать пищу желудком и варить пищу на огне имеет одно и то же значение, вплоть до получения продуктов в чистом виде: глюкоза, белок, что в какой-то степени заменяет желудок в выделении всех этих элементов из соединений.

7. Лечение человека, создание развитой здравоохранительной сети есть вынесение и продолжение регенеративных процессов организма, подмена и замена внутренней силы организма силой внешнего воздействия. Неясно, где здоровье человека: внутри или во вне.

8. Волосяной покров человека исторически выполнял функцию поддержания температурного режима тела. Одежда человека не только социологизирует его, но и выполняет эту первичную функцию. Развитие одежды и приходящий характер моды не снимает значения исходного начала. Человек снимает шкуру с животного, где она выполняла ту же самую функцию, что и его собственная кожа, и одевает на свою, усиливая возможность поддержания температуры, то есть продолжает возможности своей кожи за счёт «чужой шкуры». Дальнейшее развитие одежды не выходит за пределы первичных потребностей. Одежда продолжает защитную функцию кожи. Одежда человека расширяет доступные пространства Земли и способствует вовлечению в хозяйственный оборот ранее недоступных северных и южных районов.

9. Ногти на руках человека как средство раскапывания и выкапывания питательных корней и сдирания кожуры с плодов растений находят своё продолжение в использовании челюстей убитых животных для взрыхления корневой системы и копания. От ногтей, палки, топора до современных землеройных машин: врубочные машины в шахтах, бульдозеры, скреперы, грейдеры и т. п. Этими машинами человек делает то же самое, что он в своё время делал при помощи его неотъемлемых органов.

В заключение об антропогенном характере средств труда следует заметить, что имеющиеся на сегодняшний день средства труда в своём, казалось бы, бесконечном многообразии, создающие видимость невозможности их охвата единым взором, есть не что иное, как развившиеся органы человеческого тела – есть его вторая природа, его отражение и продолжение. В совокупности средства труда составляют «искусственного» человека, который формирует собой новые условия существования для самого себя и к которым всякий родившийся должен приспосабливаться как к реально существующей первой «природе», что требует иных адаптационных средств, нежели приспособление к первой природе.

Условно общество на уровне скотоводства и земледелия из- за прямого непосредственного отношения к первой природе может быть названо натуральной цивилизацией. Общество на уровне промышленного и научно-промышленного производства из-за создания «второй природы» и опосредованного отношения к первой природе может быть названо технологической цивилизацией.

Адаптационные средства натуральной цивилизации вырабатывались в течение тысячелетий и передавались из поколения в поколение как аксиоматические предрассудки в силу неизменности условий жизни человека. Технологическая цивилизация имеет историю максимум полтора века для Европы, а для отдельных стран и того меньше. Адаптационные средства для воспроизводства человеческой жизни в условиях натуральной цивилизации мало приемлемы для технологической, с её узкой специализацией, динамизмом, ритмом, с её ценностями. Крестьянин, оторванный от земли и помещённый в агломерацию, теряет ориентиры в жизни, что становится причиной личной трагедии. В течение одного поколения – от сохи до космических войн! Ничья психика не выдержит. Человек, несомненно, обладает огромным адаптационным потенциалом, накопленным за полтора миллиарда лет живого существа, но этот потенциал распределён неравномерно. Кроме того, нужен социальный потенциал приспособления. Многие выпадают из жизни. Это симптомы выпадения «родового человека» из круговорота материи.

В силу того, что человек представляет собой единство составляющих его органов, нашедших своё внешнее продолжение в средствах и орудиях труда, то сами эти средства и орудия труда представляют собой органическое единство и образуют единый общественный технический организм. Если человек существует по законам природы, то и современные общественные технические орудия труда также существуют и функционируют по естественным законам, и их развитие есть внешнее развитие самого человека или есть развитие самой природы в пределах самой природы, природы в самой себе. Это положение полностью соответствует материалистическому пониманию истории.

Если человек, будучи высшим творением природы, вобрал в себя всю природу, все её структурные уровни, то развитие технических орудий есть реализация самого человека, актуализация его родовых потенций. Развитие осуществляется в пределах замкнутого цикла: «человек – природа», или в пределах самой природы, или в пределах самого человека. Думается, что такое теоретическое понимание и соответствующая практическая организация не даст человеку выпасть из всеобщего круговорота материи, ибо он может жить в согласии с самим собой: в согласии с природой, миром и людьми.

Однако человек сам для себя есть средство труда.

5.5.2. Человек как средство труда

Каждый человек сам для себя является средством труда. Исходя из двойственной природы человека, средством труда является как тело, так и сознание, что находит своё выражение в физическом и умственном труде, или труд человека есть одновременно и физический и умственный. Чтобы тело и сознание стали орудием труда, они сначала должны быть продуктом труда. Но если физическая программа «производства» человека заложена в генетическом коде и лежит в исходных началах эволюции, то интеллектуально человек должен быть продуктом реализации логического кода системы отношений человека к действительности, теоретической программы, установок во всех сферах воспроизводства человеческой жизни. Выработкой и передачей это системы целевых и ценностных установок занимается как семейная, так и общественная система воспитания и образования, призванная «произвести» личность. Система подготовки кадров призвана «произвести» специалиста.

В пределах отдельного человека сознание для тела есть средство труда, ибо в практической деятельности преобразование вещества и конструирование продукта необходимо знать, во-первых, конечный результат, а во-вторых, средство практического достижения этого результата. Сознание для тела есть средство в той мере, в какой конечной целью всякой практической деятельности является воспроизводство человеческой жизни. За этими пределами для сознания ничего не существует. Сознание опосредует практическую деятельность человека и является единственным и самым эффективным средством, которым располагает человек.

Сознание находит своё внешнее проявление в орудиях труда. Орудия труда есть материализация сознания. Человек может пользоваться только тогда орудиями труда, когда он понимает и знает причинно-следственные связи, существующие в природе. В той мере, в какой человек имеет тело, он действует как животное. В той мере, в какой он имеет сознание, он действует при помощи орудий труда, то есть целенаправленно, целесообразно. Если лишить человека сознания, значит лишить его орудий труда. Он становится животным, который выходит на природу непосредственно-разрушительно. Развитие орудий труда есть развитие цивилизации или развитие исторического сознания и осознание человеком самого себя как человека – процесс исторической гуманизации, который, к сожалению, не завершился ни в национальном, ни в глобальном масштабе.

Тело – средство труда для сознания. Выработка сознанием нормативов и алгоритмов поведения человека в окружающим мире требует больших затрат физического труда, что ложится прежде всего на тело. Другими словами, тело для своего самосохранения должно затратить свой труд для выработки средства самосохранения, то есть затратить труд не только в прямой физической форме в отношении к природе, но и в форме выработки научной картины мира, то есть формирование адекватного сознания вообще и для каждого момента истории в частности.

Тело, как средство для сознания, есть, в свою очередь, реализованное сознание. Жизнь человека есть реализация его мыслей. Мы живём, как думаем и думаем, как живём.

Итак, каждый человек сам для себя является средством труда.

Анализом системы «человек – природа» и элементарной модели труда мы рассмотрели натуральное воспроизводство человеческой жизни – одну сторону материалистического понимания истории. В марксовом принципе «естественно-исторического» развития общества мы реализовали только первую часть – «естественное». Теперь задача состоит в том, чтобы реализовать вторую часть – «историческое», «общественное», то есть социальное воспроизводство человеческой жизни. Последовательность слов в марксовом выражении, а, следовательно, логика анализа – не произвольны, а вытекают из материалистического (естественного) понимания истории (общества).

 Далее: Глава 6. СОЦИАЛЬНОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. СОЦИАЛЬНАЯ СТОРОНА МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ИСТОРИИ

 

Маркс К., Энгельс. Соч. Т. 3. С. 16.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 92.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 25. Ч. 1. С. 387.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 21.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 43.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 18. С. 303–304.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 35.

Там же. С. 36.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 36.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 259

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 20. С. 116–117.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 397.

Ювенал. Сатиры. X.  С. 365.