Глава 1. СИСТЕМА «ЧЕЛОВЕК – ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС»         

1.1. Структура системы «человек – технический прогресс»     

1.2. Дестабилизация воспроизводства человеческой жизни 
под воздействием деструктивного технического процесса

1.2.1. Дестабилизация гентильного воспроизводства 
человеческой жизни

1.2.2. Дестабилизация экзистенциалього 
воспроизводства человеческой жизни

1.2.3. Дестабилизация экологического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.4. Дестабилизация экономического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.5. Дестабилизация нравственных отношений 
людей друг к другу

1.2.6. Дестабилизация психического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.7. Дестабилизация социального воспроизводства 
человеческой жизни

1.2.8. Дестабилизация идеологического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.9. Дестабилизация политического воспроизводства
человеческой жизни

1.3. Естественно-математическое равенство и социально-диалектическое неравенство созидательных  и разрушительных 
сторон технического прогресса

Глава 2. КОНКУРЕНЦИЯ 

2.1. Онтологическая, натуральная и социальная природа 
конкуренции

2.2. Локализация конкуренции капитализмом и экономикой

2.3. Форма конкуренции

Глава 3. ЭКСПЛУАТАЦИЯ

3.1. Онтологическая основа эксплуатации

3.1.1. Эквивалентная эксплуатация

3.1.2. Субъект-объектное понимание эксплуатации

3.1.3. Единство опосредованной и непосредственной 
эксплуатации

3.1.4. Рационально-неэквивалентная эксплуатация

3.1.5. Иррационально-неэквивалентная эксплуатация

3.2. Естественная эксплуатация

3.2.1. Человек – природа доступная

3.2.2. Неэквивалентно-непаразитическая эксплуатация 
природы

3.2.3. Неэквивалентно-паразитическая эксплуатация 
природы

3.3. Социальная эксплуатация вообще

3.3.1. Эквивалентно-неэквивалентная эксплуатация 
в системе «человек – общество»

3.3.2. Паразитическая социальная эксплуатация

3.4. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация

3.4.1. Непосредственная экзистенциальная 
паразитическая эксплуатация

3.4.2. Опосредованная экзистенциальная паразитическая
эксплуатация

3.4.3. Форма опосредованной экзистенциальной 
паразитической эксплуатации

3.4.4. Соотношение экзистенциальной и экономической 
эксплуатации

Глава 4. МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ – ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

4.1. Два великих открытия марксизма

4.2. Диалектическая взаимосвязь двух великих открытий марксизма

4.3. Анализ понятий «материалистическое понимание истории 
и «исторический материализм»

4.4. Материалистическое понимание истории. Логическая структура

4.5. Логическая структура материалистического понимания 
истории, изложенная Марксом в «Немецкой идеологии»

4.6. «Четвёртая сторона» материального воспроизводства 
человеческой жизни

4.7. Материалистическое понимание истории и религия

4.8. Иная интерпретация Маркса материалистического 
понимания истории

4.9. Научность и тенденциозность Маркса

4.9.1. Социологизация философии. Сведение МИРа 
к обществу

4.9.2. Социологизация диалектики

4.9.3. Сведение общества к материальному 
воспроизводству – базису

4.9.4. Сведение материального воспроизводства
 человеческой жизни (базиса) к экономике

4.9.5. Сведение экономики к сфере материального 
производства

4.9.6. Сведение материального производства 
к промышленности

4.9.7. Сведение промышленности к производству 
средств производства

4.9.8. Сведение «Капитала» к I тому

Глава 5. ИНДИВИДУАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО. ЕСТЕСТВЕННАЯ СТОРОНА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ 

5.1. Человек и природа

5.2. Собирательство и производство 

5.2.1. Собирательство

5.2.2. Производство

5.3. Труд – целесообразная деятельность человека 

5.4. Предмет труда

5.5. Средства – орудия труда

5.5.1. Антропогенный характер орудий труда

5.5.2. Человек как средство труда

Глава 6. СОЦИАЛЬНОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. СОЦИАЛЬНАЯ СТОРОНА МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ИСТОРИИ

6.1. Натуральное хозяйство I

6.2. Простое товарное производство I 

6.3. Производственное отношение I

6.4. Натуральное хозяйство II 

6.5. Общественный характер производства I 

6.6. Частная собственность I 

6.7. Производство – обмен

6.8. Общественный характер производства II 

6.9. Природа необходимого и прибавочного продукта 

6.9.1. Исторические судьбы необходимого и прибавочного 
продукта

6.9.2. Формы существования необходимого и прибавочного 
продукта

6.9.3. Изменение направления движения прибавочного 
продукта при капитализме

Глава 7. НАУЧНО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

7.1. Структура системы «наука – производство»

7.1.1. Раздвоение науки

7.1.2.. Раздвоение производства

7.2. Рассмотрение научной стороны в системе «наука – 
производство» в соответствии с простыми моментами процесса 
труда

7.3. Анализ общественного производства, промышленности, 
структуры отраслей, отдельной корпорации, товара по логике 
системы «наука – производство»

Заключение

 



 

В.И.Березовский "Материалистическое

понимание истории и технический прогресс"

 

Глава 4

МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ – ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

Мы пользовались материалистическим пониманием истории при анализе технического прогресса и его разрушительных последствий для человека из-за антагонистической конкуренции и паразитической эксплуатации. Теперь материалистическое понимание истории должно быть рассмотрено как самостоятельный объект исследования.

4.1. Два великих открытия марксизма

Энгельс говорит, что два великих открытия составляют суть марксизма: материалистическое понимание истории и закон прибавочной стоимости. Материалистическое понимание истории – основной закон общества, закон прибавочной стоимости – основной экономический закон капитализма.

Материалистическое понимание истории – принцип исторического материализма – исходит из того, что основу бытия и развития общества составляют производство и воспроизводство человеческой жизни. «Ни я, ни Маркс, – пишет Энгельс, – большего никогда не утверждали» .

Производство и воспроизводство человеческой жизни есть концептуальное, методологическое, историческое и гуманистическое основание общественной жизни.

Концептуально материалистическое понимание истории есть логическое следствие из концепций диалектико-материалистического монизма – единства материализма и диалектики. Если концепция диалектико-материалистического монизма есть достаточное основание для реалистического понимания и последовательно научного познания мира, то концепция материалистического понимания истории есть достаточное основание для реалистического понимания, последовательно научного познания, организации и управления обществом, как части мира. Диалектико-материалистическое понимание истории (общества) основывается и вытекает из диалектико-материалистического понимания действительности – мира. Эти две концепции составляют научность марксизма в противоположность его тенденции, определяют действительный вклад марксизма в развитие передовой мысли. Тот факт, что эти концепции не получили дальнейшего обоснования и развития, не снижает их концептуального и методологического значения.

Материалистическое понимание истории достраивает материализм доверху , рассматривает общество как одну из форм материи, а общественную жизнь как одну из форм движения материи . Оно даёт возможность «...исходя именно из... производства непосредственной жизни... понять... гражданское общество на его различных ступенях» . «Материализм в истории становится не гипотезой..., а научно проверенной теорией...» Материалистическое понимание истории – производство и воспроизводство человеческой жизни – потому есть основной закон общества или общесоциологический закон, что он устанавливает исторические и логические пределы, в которых протекала, протекает и будет протекать, к которым сводилась, сводится и будет сводиться всё бесконечное многообразие форм и множество сфер общественной жизни всех живших и живущих людей. Воспроизводство человеческой жизни обрамляет, объемлет собой все исторически существовавшие и существующие социально-экономические формы, «загоняет» их вовнутрь себя и подчиняет их себе, давая им оценку по одному критерию: способствуют или не способствуют, обеспечивают или не обеспечивают эти формы рациональное воспроизводство человеческой жизни. Материалистическое понимание истории – воспроизводство человеческой жизни – предстаёт как краеугольный камень, как начало, из которого всё исходит, и конец, к которому всё сходит, как альфа и омега отдельного человека, общества, человечества.

Методологически принцип исторического материализма предстаёт как аксиоматическая предпосылка реалистического понимания, структурно-логического познания и конструктивно-диалектического моделирования общества. Этот принцип даёт возможность перейти от несистематизированного описания к логическому определению места каждому явлению, помогает «внести порядок в «соответствующие факты» и становится «синонимом общественной науки» . Принцип исторического материализма есть драгоценный приём понимания, познания, организации и управления обществом. Ленин высоко оценивал значение этого открытия. Он писал: «Величайшим завоеванием научной мысли является исторический материализм Маркса. Хаос и произвол, царившие до сих пор во взглядах на историю и политику, сменились поразительно цельной и стройной научной теорией...» , так как Маркс сводит то общее, что заключается в вещах и отношениях к его наиболее обобщённому логическому выражению. «Материализм в истории, – пишет В. И. Ленин, – никогда не претендовал на то, чтобы всё объяснить, а только на то, чтобы указать «единственно научный ... приём объяснения истории» , так как без него «... историю всегда должны были писать, – говорил Маркс, – руководствуясь каким-то лежащим вне её масштабом; действительное производство жизни представлялось чем-то доисторическим, а историческое – чем-то оторванным от обыденной жизни, чем-то стоящим вне мира и над миром» . Методологическое значение материалистического понимания истории – принципа исторического материализма – состоит в том, что оно «...есть прежде всего руководство к изучению...» . Принцип исторического материализма – производство и воспроизводство человеческой жизни – должен быть аксиоматической посылкой и путеводной звездой исследования любого общественного явления в любой сфере на любом историческом этапе – от палеолита до технологической цивилизации, от первобытно-общинного строя до коммунизма и на любом логическом уровне – от индивидуального до глобального.

Исторически марксистская концепция материалистического понимания истории – производства и воспроизводства человеческой жизни – предстаёт как осознание и аксиоматизация предшествующего исторического опыта. Она квинтэссирует в себе результат двадцатипятистолетних поисков ответа на тайну общественной жизни, даёт ей отправной пункт и конечную цель и должна определять и направлять повседневную деятельность человека и человечества. Марксистская концепция материалистического понимания истории сводит бесконечное многообразие явлений индивидуальной и глобальной жизни к общему основанию – воспроизводству человеческой жизни.

Исторически воспроизводство человеческой жизни лежало и лежит в основе доисторического и исторического общества. Различие состоит в том, что в доисторическом обществе – при превобытнообщинном строе, воспроизводство человеческой жизни осуществлялось непосредственно, явно, осязаемо, зримо. Форма совпадала с основанием. В историческом обществе, в результате накапливаемого и накопленного овеществлённого труда и соответственно усложнённого и усложняющего общественного организма – сословно классовых цивилизациях – воспроизводство человеческой жизни осуществлялось и осуществляется опосредованно, в превращенных формах, неосязаемо, преломляется объективной сложностью общества и субъективной логикой сословно-классовых интересов; в социальном, политическом, идеологическом объективном превращении и субъективном извращении. Классовые формации опосредуют воспроизводство человеческой жизни, но не отменяют его. Форма не совпадает с основанием. В историческом обществе воспроизводство человеческой жизни стало «чем-то стоящим вне мира и над миром» . К доистории относились и относятся не как к логическому основанию истории и современности, а как к пройденному и забытому этапу. Доистория бралась и берётся не в логически-качественной, а исторически-временной определённости. История же стала историей идеологии, политической борьбы, но не воспроизводством человеческой жизни в конкретно-исторических, социально-политических формах. Воспроизводство человеческой жизни витало и витает как предпосылка, но не является концептуальным началом и самостоятельным объектом исследования. Внимание уделяется исследованию внешних, видимых превращённых форм.

Сегодня, в результате трагически обострившейся экологической, экономической, демографической ситуации, воспроизводство человеческой жизни вновь, как и в доисторическом обществе, выходит как непосредственное основание, оттесняя, загоняя вовнутрь социально-экономические формы.

Маркс и Энгельс считали своей заслугой возврат к монистическому взгляду древнегреческих философов-материалистов. Нам необходимо осуществить возврат к материалистическому пониманию истории в его первом, исходном основании – воспроизводстве человеческой жизни.

Гуманистически концепция материалистического понимания истории отражает и выражает высший смысл и ценность жизни человека, ставит конечную и постоянно возобновляемую цель и определяет гуманистические средства её достижения. Она субъективно предопределяет концептуальные и методологические позиции в идеологии, социальные структуры и политические интересы. Материалистическое понимание истории служит гуманистическим критерием ценности политических доктрин и партийных программ. Оно устанавливает единство отдельного и родового человека, единство каждого поступка и конечного смысла жизни человека. Родовой человек существует в каждом отдельном человеке, через отдельного человека. Воспроизводство человеческой жизни предполагает, следовательно, воспроизводство родового человека как отдельного и отдельного человека как родового, или воспроизводство отдельного человека осуществляется через семью, род, племя, нацию, человечество, а семья, род, племя, нация, человечество воспроизводятся через отдельного человека. Гуманистическое взаимодополнение и взаимопроникновение отдельного и родового человека в процессе воспроизводства человеческой жизни исключает или должно исключать, как альтруизм – абсолютное и растворённое существование одного человека в другом, так и эгоизм – абсолютное отчуждение одного человека от другого.

Концепция материалистического понимания истории есть реальный гуманизм, который находит своё отражение и завершение в коммунистическом идеале. Теория научного коммунизма может разрабатываться только на основе материалистического понимания истории, на теоретическом исследовании и политическом утверждении наиболее оптимальных форм и норм воспроизводства человеческой жизни. Материалистическое понимание истории, гуманизм, коммунизм – однопорядковые понятия.

Эта концепция даёт возможность переосмыслить всю историю, определить роль, значение и ценность мировоззренческих систем под одним углом – воспроизводства человеческой жизни, которое является нормой и критерием социальной позиции и поведения человека, сословия, класса, нации, человечества.

Концепция материалистического понимания истории лежит в основе гуманизации отношений человека с человеком и человека с природой, лежит в основе гуманизации технического прогресса. Гуманистическое переосмысление истории через её материалистическое понимание есть условие гуманизации отношений современного человека к действительности.

Однако следует заметить, что гуманизм воспроизводства человеческой жизни есть наивысший человеческий эгоизм по отношению к природе. Так как веществу природы совершенно безразлично, в какой форме существовать: в неорганической, органической или социальной, то оптимизация воспроизводства человеческой жизни эгоистически отчуждает социальную форму от всех остальных. Следовательно, гуманизм воспроизводства человеческой жизни есть только гуманизм человека или человеческое жизнеутверждение за счёт других форм. Поэтому нужен не просто гуманизм и не просто воспроизводство человеческой жизни, а рациональный гуманизм и рациональное воспроизводство человеческой жизни, или нужен разумный эгоизм динамического равновесия человека с природой в процессе воспроизводства своей жизни.

Итак, концепция материалистического понимания истории – производства и воспроизводства человеческой жизни – содержит: концептуальные установки воззрений на общественную жизнь; методологические посылки знания, познания и моделирования структуры человека; закрывает историческое, эвристическое познание общества и человека и открывает путь логического, научного познания и управления общественной жизнью; гуманистически отражает и выражает высший смысл и ценность жизни человека.

Однако эта концепция не получила дальнейшего научного развития, что нанесло значительный теоретический и практический ущерб построению коммунизма. Её роль была сведена к обслуживанию исторически конкретной политической доктрины, не вытекающей из материалистического понимания истории. Имеется не только политическое препятствие, но и теоретическая трудность. Концепция материалистического понимания истории не может быть разработана сама по себе, в обход концепции диалектико-материалистического монизма, печальная судьба которой – констатация единства материализма и диалектики без выводов из неё следующих.

Закон прибавочной стоимости отражает и выражает движущую силу и цель одного конкретного способа производства – капиталистического, а в своей исходной материальной основе – прибавочном продукте – движущую силу и цель всех сословно-классовых, эксплуататорских формаций, вскрывает доминирующую роль и определяющее значение экономического фактора в системе материального воспроизводства человеческой жизни.

Два великих открытия марксизма противостоят и дополняют друг друга.

Противопоставление вытекает из различия задач, которые они решают. Для Маркса материалистическое понимание истории было методологическим приёмом анализа капиталистического производства, но не самостоятельным объектом исследования. Его нелюбовь к вечным истинам прекрасно уживалась с высочайшими абстракциями. Объективное взаимодополнение двух великих открытий приняло форму субъективного противопоставления экономического воспроизводства остальным факторам материального воспроизводства человеческой жизни.

Взаимодополнение двух великих открытий марксизма содержится в выражении «капиталистическое общество». «Общество» как подлежащее вне определения рассматривается в соответствии с материалистическим пониманием истории, что и делает Маркс в «Немецкой идеологии». «Капиталистическое», как предикат, рассматривается как самостоятельное подлежащее, в соответствии с законом прибавочной стоимости, что и делает Маркс в «Капитале». Таким образом, выражение «капиталистическое общество», через каждое в нём понятие, включает в себя оба открытия марксизма. «Капиталистическое общество» как подлежащее и предикат выступает как «вещь в себе» – общество, и «вещь для нас» – капиталистическое как материалистическое понимание истории и закон прибавочной стоимости, как «Немецкая идеология» и «Капитал». Материалистическое понимание истории выступает как основной закон общества. Закон прибавочной стоимости выступает как основной экономический закон капиталистической формации. Соотношение между материалистическим пониманием истории и законом прибавочной стоимости есть соотношение между двумя сторонами в пределах «капиталистического общества», есть соотношение между основанием и формой. Непреходящая заслуга Маркса состоит не только в том, что он открыл прибавочную стоимость как абстрактное основание различных конкретных форм дохода: предпринимательского дохода, торговой прибыли, ссудного процента, ренты, но и в том, что он открыл материалистическое понимание истории как абстрактное основание различных, конкретных социально-экономических формаций: первобытно-общинного строя, рабовладения, феодализма, капитализма, коммунизма. Подобно тому как закон прибавочной стоимости был у Маркса самостоятельным объектом исследования, так и материалистическое понимание истории – производство и воспроизводство человеческой жизни – также должно быть самостоятельным объектом исследования.

Исторически формации сменяют друг друга, а общество с его повседневными заботами воспроизводства человеческой жизни, остаётся неизменным. Или формации только потому сменяют друг друга, что всегда существуют повседневные заботы воспроизводства человеческой жизни. Отсюда общество, взятое в единстве основания и формы, воспроизводства человеческой жизни и социально-экономической формации и меняется, и не меняется, остаётся одним и тем же и не одним и тем же.

 

4.2. Диалектическая взаимосвязь двух великих открытий марксизма

Задача «вскрыть анатомию буржуазного общества» как одну из социально-экономических формаций могла быть выполнена при помощи и на основе принципа исторического материализма, то есть такого принципа, который объединяет и отождествляет все формации. Отсюда принцип исторического материализма исторически и логически предшествует закону прибавочной стоимости.

Исторически Маркс и Энгельс разрабатывают и излагают начатки материалистического понимания истории в «Немецкой идеологии» в 1845 г., а закон прибавочной стоимости Маркс разрабатывает и излагает в «Капитале», I том которого опубликован в 1867 г.

Исторически классовым формациям предшествовал длительный период бесклассового общества. Этот период длился порядка 35 тыс. лет, так что на этом фоне время сословно-классовых цивилизаций 3–3,5 тыс. лет если не ничтожно, то не значительно. Период сословно-классовых цивилизаций с их антагонизмом интересов, логикой злата и булата не должен заслонять продолжительный период бесклассового общества с его непосредственным основанием воспроизводства человеческой жизни. Содержание этого периода – непосредственное воспроизводство человеческой жизни входит в современность как логическое основание, выступающее в опосредованной, превращённой форме. Начиная логический анализ общества, Маркс идёт за его историей. Поэтому для понимания современного общества «всю историю надо изучать заново» .

Логически из материалистического понимания истории Маркс выводит трудовую теорию стоимости как основу понимания отношений классов, их роли и места в обществе. На основе трудовой теории стоимости разрабатывается теория прибавочной стоимости.

Историческая последовательность открытий предопределяет их логическую последовательность.

Однако значение, которое придавалось этим «двум великим открытиям», было не равнозначным. В результате острейших классовых битв XIX и XX веков – интеллектуального и физического саморастерзания Европы – основное внимание уделялось и уделяется закону прибавочной стоимости.

Материалистическому пониманию истории уделялось меньшее внимание и придавалось меньшее значение. Его пытались и пытаются политизировать и экономизировать.

Таким образом, если объективно-логический принцип исторического материализма и закон прибавочной стоимости представляют собой некое единство в марксизме, то субъективно-исторически они, если не противопоставлялись друг другу, то рассматривались и развивались неравномерно, что создавало и создаёт противоречие в марксизме, даёт почву для противопоставления молодого Маркса зрелому Марксу.

Материалистическое понимание истории в амплицитной форме было изложено, как уже отмечено, в «Немецкой идеологии», отданной «грызущей критике мышей», которые не замедлили явиться и возымели своих последователей.

Закон прибавочной стоимости нашёл своё обоснование и всестороннее развитие в «Капитале», который является логически завершённой работой и при восприятии марксизма определяет собой его облик. Марксизм предстаёт своей одной экономической стороной и воспринимается как экономический материализм, а Маркс только как экономист.

Это обуживает марксизм, принижает его значение как единственно-последовательного научного мировоззрения, оставляет поле для «кривотолков и искажений», принижает значение Маркса как мыслителя.

Таким образом, в развитии марксизма наметилось в XIX веке и развилось в XX веке историческое и логическое противоречие между материалистическим пониманием истории и законом прибавочной стоимости, между производством и воспроизводством человеческой жизни и экономическим фактором – одним из параметров этого производства и воспроизводства, между производством для человека и человеком для производства.

Оставляя в стороне закон прибавочной стоимости и абстрагируясь на материалистическом понимании истории, необходимо рассмотреть сами понятия «исторический материализм» и «материалистическое понимание истории».

4.3. Анализ понятий «материалистическое понимание истории и «исторический материализм»

Понятия «материалистическое понимание истории» и «исторический материализм» как отражение и выражение основы бытия и развития общества не строги. Из-за слова «история». В выражении «Историческое понимание истории» акцент сделан на развитие без указания подлежащего. Точнее и строже были бы понятия «материалистическое понимание общества» и «принцип общественного материализма». Если же быть ещё более строгим и брать не ассоциативную общность людей – общество, человечество, логически оперировать с которыми невозможно, а отдельного человека в его родовой всеобщности и использовать, соответственно, не дедуктивно-натурфилософский, а индуктивно-диалектический метод, то выражение должно быть «материалистическое понимание человека», суть которого – не воспроизводство человеческой жизни, а воспроизводство человека. Не жизнь вбирает в себя человека, а человек живёт.

Замечание: единственным примером индуктивно-диалектического метода в общественных науках является «Капитал» Маркса. Маркс начинает своё исследование не с общественного производства в целом, а с отдельного товара, в котором, в неразвитой форме, заключена вся система отношений общественного производства. Диалектичекое развитие товара даёт всё многообразие реальных производственных отношений. Это можно сравнить с религиозным человеком, которому вместе с Богом дали внутри себя неразвитый мир, то есть ему дали с Богом и в Боге нерасчленённое Единство, которое может быть, а может и не быть развито.

Тот же самый индуктивно-диалектический метод должен быть применён к человеку в его индуктивно-родовой всеобщности, диалектическое развитие сторон которого даст всё богатство реальных общественных отношений. Это и должно быть предметом исследования предлагаемого И. Т. Фроловым «института человека». От завоёванных позиций индуктивно-диалектического метода Маркса не следует отступать.

Однако можно ограничиться выражением «материалистическое понимание общества, всегда имея в виду «материалистическое понимание человека».

Почему же Маркс пользовался выражением «материалистическое понимание истории»? Это связано с тем, что европейский стиль научного мышления конца XVIII – начала XIX веков и особенно его германский вариант, точно отражали состояние Европы, вышедшей из стагнации средних веков с их религиозно-застывшим, теологически-завершенным мироощущущением. После Великой французской революции и наполеоновских войн начинается быстрое развитие Европы. Общество как бы сдвинулось с места. Осознаётся связь времён: историческая духовная и культурная преемственность с Древним Римом, Древней Грецией, Древним Востоком и общество не мыслится иначе, как только в историческом развитии, в устремлённости вперёд. Начинается поиск его телеологического смысла, его конечной цели. Исторически ретроспективный взгляд показывал, что общество на каждый данный момент есть продукт истории. История воспринимается не только как общество во времени, но и как методологический приём понимания и познания общества. Для европейского стиля мышления история приобрела самодовлеющий смысл. Произошла подмена подлежащего «общество» его предикатом «история». Кроме того, борьба рабочего класса за установление бесклассового общества требовала исторического движения, развития, устремлённости вперёд. Смена формаций выступала всемирно-исторической закономерностью, ставшей логическим и нравственным императивом. Для Маркса и Энгельса общество всегда присутствовало в выражении «материалистическое понимание истории», но умозрительно. Маркс пишет: «При теоретическом методе субъект, общество, должен постоянно витать в нашем представлении как предпосылка» . Однако последующий господствующий, континуально-плюралистический стиль мышления акцентировал внимание на движении, развитии, истории, без указания того, что движется, что развивается и что находится в историческом изменении.

Подмена подлежащего предикатом началась ещё последователями Аристотеля. Маркс упрекает за это Гегеля. Древнегреческая монистическая традиция была забыта. Она не отвечала исторически движущемуся европейскому обществу.

Таким образом, если для Маркса и Энгельса исторически было концептуально достаточным выражение «материалистическое понимание истории» как отражение соответствующего их эпохе стиля мышления, а общество предполагалось, то нам необходимо «предполагаемое» иметь в самом выражении.

4.4. Материалистическое понимание истории. Логическая структура

Итак, материалистическое понимание истории исходит из того, что основу бытия и развития общества составляет производство и воспроизводство человеческой жизни, которое имеет в себе логическую структуру: материальное воспроизводство человеческой жизни и интеллектуальное воспроизводство человеческой жизни.

интеллектуальное

воспроизводство

человеческой жизни

материальное

Каждое из названных воспроизводств имеет в себе свою логическую структуру:

I. Материальное воспроизводство:

1) воспроизводство человеческой жизни посредством рождения – гентильное воспроизводство;

2) воспроизводство человеческой жизни посредством потребления средств существования – экзистенциальное воспроизводство;

3) воспроизводство человеческой жизни посредством производства и воспроизводства среды обитания – экологическое воспроизводство;

4) воспроизводство человеческой жизни посредством производства средств существования и необходимых для этого средств производства – экономическое воспроизводство.

II. Интеллектуальное воспроизводство:

1) нравственные отношения между людьми – нравственное воспроизводство человеческой жизни;

2) социальные отношения между людьми – социальное воспроизводство человеческой жизни;

3) идеологические отношения между людьми – идеологическое воспроизводство человеческой жизни;

4) политические отношения между людьми – политическое воспроизводство человеческой жизни.

Соответственно сферам воспроизводства человеческой жизни, исторически возникают и логически существуют науки:

Евгеника – наука о воспроизводстве человеческой жизни посредством рождения по законам здоровья.

Диетика – наука о воспроизводстве человеческой жизни посредством потребления средств существования по законам естественно-исторической нормы.

Экология – наука о воспроизводстве человеческой жизни посредством сохранения среды обитания по законам бережливости.

Экономика – наука о воспроизводстве человеческой жизни посредством производства средств существования и необходимых средств производства по законам пользы и прибыли.

Этика – наука о нравственных отношениях между людьми по законам добра.

Социология – наука о социальных отношениях между людьми по законам справедливости.

Идеология – наука об идеологических отношениях между людьми по законам истины и правды.

Политика – наука о политических отношениях между людьми по законам соразмерности интересов.

Общеэтическая и общеэстетическая ориентация наук отражает творчески-созидательную направленность человеческой деятельности во всех сферах воспроизводства своей жизни.

Каждая из сфер воспроизводства человеческой жизни: гентильная, экзистенциальная, экологическая, экономическая, нравственная, социальная, политическая, идеологическая имеет внутри себя свою диалектику: параметры и структуру. При введении социального элемента воспроизводства человеческой жизни и субъективно-диалектической логики соотнесения противоположностей в противоречии параметры очерчивают, определяют возможные варианты отношений человека к действительности во всей их сложности и противоречивости. Это и есть структура человека, взятая как исходное логическое основание. Это основание устанавливает рамки, в пределах которых проходит, осуществляется бесконечно пластичная, бесконечно многообразная, релятивно-реальная, переливающаяся бесконечными гранями практика воспроизводства человеческой жизни. Это первая социальная философия, подобно тому как онтология есть первая философия по Аристотелю.

4.5. Логическая структура материалистического понимания истории, изложенная Марксом в «Немецкой идеологии»

В «Немецкой идеологии» материалистическое понимание истории представлено как логическая структура, которая устанавливается «чисто эмпирическим путём» и содержит три стороны» материального воспроизводства человеческой жизни. Маркс акцентирует внимание только на материальном воспроизводстве. Три стороны «совместно существовали с самого начала истории, со времени первых людей, и которые имеют силу в истории ещё и теперь» . «Три стороны... следует рассматривать не как три различные ступени, а именно лишь как три стороны, или... как три «момента» материального воспроизводства человеческой жизни.

Первая сторона. Маркс говорит: «Семья... вначале была единственным социальным отношением», функция которой «...производить других людей... это отношение между мужем и женой, родителями и детьми – система брачно-семейных отношений. «Муж – жена» – брачные отношения, «родители – дети» – семейные отношения. В совокупности брачные и семейные отношения составляют гентильное воспроизводство человеческой жизни. То, что Маркс не вводит данный термин, не меняет сути дела. Воспроизводство человеческой жизни посредством рождения как «сторона» материального воспроизводства не перестаёт от этого существовать.

Гентильное воспроизводство – продолжение рода людского – непременная предпосылка общественного бытия и развития, которая устанавливается «чисто эмпирическим путём». Без продолжения рода людского немыслима история человеческого общества. Потомственная преемственность поколений – стержневая линия истории.

Филогенетически человек является продуктом естественного развития материи – детищем природы. Но природа не повторяет своих творений, не восстанавливает оборванных нитей.

Онтогенетически ответственность за гентильное воспроизводство человеческой жизни – потомственное продолжение рода людского – его количественные и качественные параметры, полностью лежит на здравствующих поколениях.

Вторая сторона. Маркс говорит: «Первая предпосылка всякой человеческой истории – это... существование живых человеческих индивидов» , существование, требующее средств, потребление которых воспроизводит человеческую жизнь. Человек должен дышать, пить, есть, иметь одежду, жилище. Для этого во внешней природе существуют: аэросфера, гидросфера, биосфера, литосфера, из которых генетически возникает человек и за счёт которых он ежесекундно существует. «Всякая историография, – подчёркивает Маркс, должна исходить из этих природных основ и тех их видоизменений, которыми они, благодаря деятельности людей, подвергаются в ходе истории» . В данном случае Маркс подчёркивает генетический приоритет потребления над производством. «С первого дня своего появления… человек должен потреблять ежедневно, потреблять, прежде чем он начнёт производить и в то время как он производит» .

Посредством потребления средств существования осуществляется повседневное личное экзистенциальное воспроизводство человеческой жизни. На этой основе формируется образ жизни – психический склад и бытовой уклад, обычаи и традиции людей.

С неспособности общества решить проблемы повседневно-личного экзистенциального воспроизводства человеческой жизни посредством потребления средств существования: чистого воздуха, чистой воды, продуктов питания, одежды и т. д. начинаются все социальные конфликты и перевороты, разрушаются царства и государства.

Третья сторона. Когда в природе не оказывается средств существования в готовом виде, их начинают производить: добывать и обрабатывать, то есть осуществлять экономическое воспроизводство человеческой жизни. Производство средств существования является первым актом человеческой истории . «Это такое историческое дело, – пишет Маркс, – такое основное условие всякой истории, которое (ныне так же, как и тысячи лет тому назад) должно выполняться ежедневно и ежечасно – уже для одного того, чтобы люди могли жить» . «Производство материальных благ», будучи «первым актом человеческой истории», лежит в основе развития общества как условие его бытия. «Люди, – пишет Маркс, – имеют историю потому, что они должны производить свою жизнь...» . Следовательно не история должна быть объектом исследования, а «производство... жизни» в «производимой» человеком истории, то есть воспроизводство человеческой жизни в меняющихся исторических условиях, которые сами являются продуктом человеческой деятельности.

Таким образом, в процессе производства средств существования, человек, в отличие от животного, не только присваивает – добывает, но и творчески преобразует, перерабатывает и культивирует то, что даёт ему природа. Творчески преобразуя, перерабатывая и культивируя то, что даёт человеку природа, он творчески преобразует, перерабатывает и культивирует сам себя, общество и цивилизацию. Человек выступает творцом, равным Богу.

По Марксу гентильное воспроизводство есть первый шаг, экзистенциальное воспроизводство – второй, экономическое воспроизводство человеческой жизни – третий шаг в материальных отношениях человека к действительности.

Гентильное, экзистенциальное и экономическое воспроизводство человеческой жизни – таковы, по Марксу, «три стороны» в системе материального воспроизводства человеческой жизни с самого её начала и по сей день.

4.6. «Четвёртая сторона» материального воспроизводства человеческой жизни

Исходя из того, что филогенетически человек является продуктом естественного развития материи – детищем природы, к «трём сторонам» материального воспроизводства человеческой жизни следуёт добавить исходную, естественную окружающую среду, как общее условие его «ежедневного и ежечасного существования» , которая должна воспроизводиться человеком – экологическое воспроизводство человеческой жизни.

Исторически экологическое воспроизводство человеческой жизни воспринималось «здравым смыслом» как само собой разумеющееся основание, как аксиоматическая предпосылка, не требующая ни внимания, ни разработки, и только в последнее время, в результате обострившейся экологической ситуации, начинается осознание её как необходимой и самостоятельной стороны материального воспроизводства человеческой жизни. Экологическое воспроизводство человеческой жизни предполагает производство адекватной человеческой природе естественной и социальной окружающей среды, которая должна быть продуктом общественного производства со своими средствами производства и рабочей силой. Современная история показывает, что географическая (экологическая) среда является категорией не только натуральной, но и социальной, приобретающей всё большее значение, а в перспективе она может приобрести и доминирующее значение – глобальную роль главного звена в земной цивилизации, как на то указывают «пределы роста» Римского клуба, а также данные об истощении генофонда биосферы и катастрофически быстро ухудшающееся состояние аэро- и гидросферы Земли – этих общих условий существования человека.

Таким образом, экологическое воспроизводство является объективно необходимой «четвёртой» стороной материального воспроизводства человеческой жизни, которое имеет свою структуру, логику, параметры, установки. Однако впредь, анализируя марксову теорию материального воспроизводства человеческой жизни, мы будем пользоваться «тремя сторонами», имея в виду «четвёртую».

«Три стороны» и есть совокупность «тех общих законов движения, которые в качестве господствующих прокладывают себе путь в истории человеческого общества,... которые ясно или неясно, непосредственно или в идеологической, может быть, даже в фантастической форме отражаются в виде сознательных побуждений в головах действующих масс и их вождей... – это единственный путь, ведущий к познанию законов, господствующих в истории вообще и в её отдельные периоды или в отдельных странах...» . Поэтому «при уяснении всякой исторической действительности необходимо... первым делом учесть указанный основной факт во всём его значении и объёме и предоставить ему то место, которое он заслуживает» для понимания «земной основы истории» . Именно «...внутри этих «трёх сторон» «движется способ производства...» (курсив наш. – В. Б.).

Какие методологические и практические выводы могут быть сделаны из приведённых положений Маркса?

Во-первых, «три стороны» образуют собой единую систему материального воспроизводства человеческой жизни. Каждая из этих сторон может и должна рассматриваться как самостоятельно, так и во взаимодействии и взаимопроникновении с другими сторонами. В результате образуется сложнейшая внутренняя структура материального воспроизводства человеческой жизни, разработка которой потребует усилий десятков научно-исследовательских организаций, а «три стороны» – это только вершина айсберга.

Во-вторых, «три стороны» являются эмпирически достоверными предпосылками. Они «не произвольны», не привносятся в жизнь людей извне, не устанавливаются априорно, а предстают результатом апостериорного обобщения всего исторического опыта людей. Научное... знание начинается с исследования предпосылок, которые «здравому смыслу»... кажутся известными. Научное знание начинается с предпосылок и заканчивается предпосылками. «Здравый смысл» – логика наивного реализма, в конечном счёте, совпадает с логикой научного реализма. Однако «здравый смысл» – наивный реализм, воспринимает логику материального воспроизводства человеческой жизни непосредственно, а научный реализм опосредованно – через обобщенную историю человеческого общества.

Величайшая заслуга Маркса в том, что он эмпирической достоверностью предпосылок устанавливает единство «здравого смысла» и науки, наивного и научного реализма, непосредственного и опосредованного знания, не исключая, конечно, и их различия.

В-третьих, из материального воспроизводства человеческой жизни вытекает единство исторического и логического. «Три стороны» – первые по возникновению и значению в истории общества и человека должны быть первыми по значению и в логике исследования современного общества. Материалистическое понимании истории Маркса требует корректировки точек отсчёта при изучении общества. За начало и основу исследования современного общества следует брать не меняющуюся основу, «три стороны» материального воспроизводства и исследовать как та или иная социально-экономическая форма преломляет, видоизменяет основание, и это видоизменение станет критерием истинности той или иной социально-экономической формы. Пора прекратить исследовать социально-экономические формы сами по себе и придавать им самодовлеющее значение. Исследовать общество в форме, а не формы общества. Форма, несомненно, оказывает либо стимулирующее, либо разрушительное воздействие на материальную основу общества. И тем не менее, форма не привносится, а выводится из материально основы общества. Это даёт возможность перейти от относительно-исторического, плюралистического к структурно-логическому, монистическому методу исследования общества, позволить совместить ход исторического развития общества с логическим развертыванием мысли. Историческое развёртывание, развитие простейшей структуры общества – «трёх сторон», даёт ключ к логическому усвоению, контролю и регламентации, организации и управлению развившейся и развивающейся, сложной и всё усложняющейся структуры современного общества. Итак, логическое исследование общества есть превращённая форма его исторического развития.

В-четвёртых, «три стороны» материального воспроизводства существовали с самого начала истории, со времён первых людей, и которые существуют и теперь.

Этим самым Маркс устанавливает общую основу для всех времён и всех народов, основу, не меняющуюся от развития производительных сил – экономического роста и технического прогресса. Маркс бросает сквозной взгляд через всю историю общества, через все экономические эпохи, отсеивает всё исторически преходящее, выкристаллизовывает и аксиоматизирует исходную посылку – общество следует понимать материалистически, в совокупности его «трёх сторон». Эти «три стороны» выступают как абсолютная истина, начало и конец индивидуальной деятельности и общественной практики. Этот удивительный по своей смелости, простоте и глубине вывод Маркса даёт твёрдую основу для исследования современного общества и этической оценки политических доктрин.

В-пятых, единораздельная с себе система материального воспроизводства человеческой жизни, в силу действия ленинского закона неравномерности, развивается синхронно как между сферами, так и внутри сфер общественного воспроизводства. У различных народов и в различные исторические эпохи роль главного звена (слабого или сильного) в системе материального воспроизводства человеческой жизни играла и играет та или другая «сторона»: демографическая, повседневно-экзистенциальная, экономическая, экологическая. Для практики важно не только знать систему материального воспроизводства человеческой жизни в целом, но и уметь выделять главное звено в каждый момент, в любом месте, при любых обстоятельствах и любом состоянии системы, взявшись за которое можно было бы растянуть всю цепь. Укрепляют, как и разрушают систему материального воспроизводства человеческой жизни, как общественной, так и личной, со слабого звена по логике уязвимых мест. Итак, Марксова концепция материалистического понимания истории даёт надёжные рациональные ориентиры для социальной практики. Из неё вытекает и на ней должно основываться научное управление обществом. Все сегодняшние острые национальные и глобальные проблемы сводятся к деструктивной асинхронности взаимодействия «четырёх сторон» единораздельной системы материального воспроизводства человеческой жизни.

В-шестых, открытием материалистического понимания истории материального воспроизводства человеческой жизни Маркс преодолевает исторический, трансформационный плюрализм, требующий от каждого исследователя своей эпохи начинать всю историю сначала, самому искать и выдвигать «всеобщие основания науки», самому изобретать свои «программирующие идеи» о человеке и обществе, строить свои «глобалистские» концепции. Открытием материалистического понимания истории Маркс рационализирует историческое мышление. Попытки создать фундаментальные социальные концепции в обход и вопреки Марксу являются научно бесплодными. Что может быть выше для человека, чем он сам, чем воспроизводство его жизни? Нужно только последовательно научно феноменологизировать эту «абсолютную идею» до «тяжёлых форм» реального общественного процесса и общественный процесс рационально подчинить этой «абсолютной идее».

В-седьмых, материалистическим пониманием истории Маркс устанавливает диалектическое единство простого и сложного – простого, абстрактного, внутреннего основания – воспроизводства человеческой жизни и сложных, конкретных, внешних форм реализации этого основания. Таким образом, материалистическим пониманием истории – материальным воспроизводством человеческой жизни – Маркс делает необозримое – обозримым, многообразное – единым, аморфное – структурным, бесконечное – конечным, неявное – явным, внутреннее – внешним, непознаваемое – познаваемым. Материалистическим пониманием истории – материальным воспроизводством человеческой жизни – Маркс утверждает принцип простоты. Ленин говорит о повторяемости. Как всеобщая концептуально-методологическая установка, этот принцип выдвинут Оккамом и получил название «бритвы Оккама». Эвристически, принцип простоты лежит в основе всех научно-правомерных посылок, теорий и законов. Материалистическое понимание истории предстаёт как осознание и аксиоматизация исторического опыта. Оно подводит научную основу под общественную практику.

В-восьмых, материалистическим пониманием истории Маркс аксиоматизирует материальное единство мира: материальное единство природы и общества, находит общую основу их развития и абсолютную зависимость человека от природы, какой бы ни была социально-экономическая форма, даёт основание для сознательного подчинения человека природе и перестройке структуры общества в соответствии с законами разума и красоты, как отражением и выражением гармонии и субстратной симметрии всеобщих начал сущего, открывает путь для «вписывания» человека во всеобщий круговорот материи. Конституирование и номологизация материальной основы общества, установление и узаконение материального единства общества и природы (единство общественного и естественного) теоретически и практически «сжимает» проблему воспроизводства человеческой жизни.

Итак, материалистическим пониманием истории – «тремя сторонами» материального воспроизводства человеческой жизни, – Маркс закрывает опытно-эвристический период бытия и развития общества и открывает научно-рациональный период.

Однако переведение интуитивно осознаваемого опыта в ясно представляемую и конструктивно изложенную теоретическую осознанность – дело трудное и длительное. Краеугольные камни Маркс положил. Их не обойти, не объехать. Почему такое материалистическое понимание истории не получило дальнейшего развития? Да потому, что у Маркса есть иная его интерпретация.

Но прежде, чем перейти к рассмотрению иной интерпретации материалистического понимания истории необходимо имплицитно рассмотреть религию с позиции материалистического понимания истории, «трёх сторон» материального воспроизводства человеческой жизни. Это связано с особой исторически преходящей ролью религии в воспроизводстве человеческой жизни.

4.7. Материалистическое понимание истории и религия

«Три стороны» материального воспроизводства человеческой жизни «существовали, – пишет Маркс, – с самого начала истории, со времён первых людей...» и отражались и выражались в исторически развивавшихся формах идеологии: мифологии и религии. Интересно было бы проследить преломление «трёх сторон» в каждой из этих форм идеологии, но остановимся на религии.

«Три стороны» материального воспроизводства человеческой жизни, в период религиозного мировоззрения, отражались и выражались в Законе и догматах. Поэтому отношение к религии должно быть этически почтительным и научно корректным. Оно должно быть диалектическим.

Религия – реалистически-фантастическое мировоззрение. Диалектический подход требует видеть в религии не только фантастическую, иррациональную, но и реалистическую, рациональную ипостась, которой и являются «три стороны» материального воспроизводства человеческой жизни, принявшие фантастическую, иррациональную форму выражения и представления. Религия, таким образом, есть иррациональная рациональность, искаженная, но действительность.

Современное воспроизводство человеческой жизни иррационально в своей позитивистской научно-технической рациональности. Если религия есть иррациональная рациональность, то современная позитивистская идеология есть рациональная иррациональность. Многие современные учёные это хорошо чувствуют. Если в религии рациональность воспроизводства человеческой жизни пробивала себе дорогу через креационистскую иррациональность строения, движения, развития, познания и преобразования социального мира, то современное воспроизводство человеческой жизни на основе плюро-позитивистской идеологии с кажущейся повседневной рациональностью социальной практики грозит уничтожить самоё жизнь.

Если религия, используя выражения Маркса, есть «нелепость в пределах здравого смысла», то позитивистская, естественнонаучная, технологическая идеология есть здравый смысл в пределах нелепости.

Религиозное, реалистически-фантастическое мировоззрение основывалось и основывается на обобщении и освящении многовекового опыта воспроизводства человеческой жизни.

В той мере, в какой религия обобщала многовековой опыт «с самого начала истории», в какой мере она реалистически его понимала, она рассматривала материальные условия существования людей в полной структуре «трёх сторон», не ограничивая и не сводя её к какой – либо одной.

Религия в своей реалистичности давала четкие и однозначные установки и ориентиры поведения во всех сферах воспроизводства человеческой жизни и требовала их неукоснительного соблюдения под страхом смертного Греха и вечных мук Ада.

Ад – морально-насильственный принцип организации земной жизни людей под страхом наказания даже после смерти.

Рай – морально и материально поощрительный принцип организации земной жизни людей в соблюдении рациональных параметров воспроизводства человеческой жизни.

Но религия не только обобщала, но и освящала положительный многовековой опыт и освящала от имени всеобщего начала, единого творца – Бога и в этом её фантастичность и иррациональность. Кроме того, религия имеет своё социально-политическое выражение – это церковь, являющуюся политическим институтом.

Как политический институт церковь имеет свои материальные интересы: церковная десятина, монастырские земли, церковные пожертвования – и объединяются в них с конкретно-историческими господствующими и эксплуататорскими сословиями и классами и становятся к ним в услужение. В охранительной функции церковь имеет далеко не божественные цели и не цели воспроизводства человеческой жизни.

Борьба передовых сил с угнетением господствующих и эксплуататорских сословий и классов: феодалами, капиталистами и спекулятивными политиками автоматически становилась борьбой с церковью как их идеологическим и политическим союзником. Борьба с церковью становилась борьбой с фантастическим, иррациональным религиозным мировоззрением. Французские просветители Вольтер, Гольбах, Гельвеций, Дидро, Даламбер дали в большей мере блестящую и остроумную, нежели глубокую и содержательную критику религии.

Богословы обладают многовековым опытом практических и теоретических спекуляций. Исходя из объективной реалистически-фантастической двойственности религии в каждодневных проповедях пастве, они упирают на фантастичность и божественность Закона и догматов. В идейных спорах с теоретическими противниками они упирают на реалистическую сторону религии, на обобщённый и кодифицированный исторический опыт воспроизводства человеческой жизни, на необходимость его использования в повседневной практике общественной жизни людей.

У религии есть ещё одна очень сильная сторона. Она является закономерным результатом и объективно необходимым этапом исторического развития общественного сознания – становления мирового духа. Исходя из единства филогенеза и онтогенеза, единства рода человеческого и отдельного человека, исходя из единства становления мирового духа и духовного становления отдельного человека, каждый молодой человек в его духовном становлении должен, обязан пройти все предыдущие этапы развития общественного сознания. Религиозное, теологически-монистическое восприятие мира наиболее простое и как этап в духовном становлении молодого человека не может и не должен быть обойдён, прежде чем ему давать реалистическую, онтологически-монистическую картину мира. Без религиозной картины мира она просто не будет понята. С мифологическим этапом исторического становления общественного сознания проще. Мы его усваиваем в сказках и легендах. С религиозным сложнее, потому что для многих это исторически и логически последняя форма завершённого мировоззрения. Позитивизм прагматически-технократичен. Научное мировоззрение, реалистическое по содержанию и конструктивное по форме, не развилось, хотя фундамент его положен. Не краеугольные камни, а фундамент!!! Все исторические формы общественного сознания: мифологическая, религиозная, плюро-позитивистская, научная, – должны существовать, существуют и будут существовать одновременно с приоритетом последней как исторически прогрессивной, вобравшей и развившей реализм предыдущих форм. Одновременное сосуществование всех идеологических форм основывается на том, что никогда люди не будут духовно одинаковыми, но им всегда будет нужна завершённость мира либо на мифологическом, религиозном, естественнонаучном или научном уровне. Важно, чтобы соблюдалась приоритетность прогрессивной формы. Приоритетность, а не господство.

Исторически в ожесточённости классовой борьбы и дискредитации церкви как политического института религия была отброшена как политизированное мировоззрение. Но вместе с устаревшим фантастическим элементом религии заодно был выброшен, дискредитирован, забыт и обобщённый реалистический опыт человеческого существования – «три стороны» материального воспроизводства человеческой жизни. Кроме дискредитации религии через её церковную классовую политизацию, религиозное, фантастически-креационистское восприятия и объяснение мира было взорвано естествознанием, доказывающим не теологическое, а материальное единство мира. Религия отступила, но не сдала свои позиции. Покончить с религией можно только тогда, когда у неё будут взяты её рациональные моменты, научно обоснованны и политически утверждены в повседневной практике воспроизводства человеческой жизни. Для отчленения у религии её рациональной стороны нужна «бритва Оккама», то есть диалектика. Этим будет воздано должное творцам религии, которые были глубокими мыслителями, но которые ясно понимали, что иной идеологической формы организации жизни людей на тот исторический период быть не могло. Возможно, творцы религии сознательно обволакивали, одевали понимаемые ими рациональные моменты обобщённого исторического опыта воспроизводства человеческой жизни в иррациональную, мистическую форму, простую, доступную и убедительную для каждого человека, осуществляя упрощение Мира через Бога.

Когда Ленин говорил, что статьи должны быть поняты простым рабочим, он воспроизводил принцип давно минувших веков.

Материалистическим пониманием истории Маркс не открывает, а лишь возрождает рациональные факторы воспроизводства человеческой жизни после веков тяжелой, гнетущей, всеиспепеляющей схоластики, наукообразной теософии и спекуляции, всепоглощающей мистики и полемического пустословия с четкой ориентацией господствующей идеологии на моральное унижение, интеллектуальное разрушение и физическое уничтожение противников.

Маркс ставит материальное воспроизводство человеческой жизни на твёрдую концептуально-методологическую основу диалектико-материалистического монизма.

Библию, Коран, Ганжур, Талмуд следует читать под углом материалистического понимания истории, «трёх сторон» материального воспроизводства, и тогда они предстанут не откровениями, а книгами мудрости и руководством по воспроизводству человеческой жизни.

Однако, как уже сказано выше, у Маркса есть иная интерпретация материалистического понимания истории.

4.8. Иная интерпретация Маркса материалистического понимания истории

Как известно, рукопись «Немецкой идеологии», где принцип исторического материализма изложен в достаточно развёрнутом виде, не был опубликован при жизни авторов. Впервые материалистическое понимание истории было опубликовано Марксом в «Предисловии» в «Критике политической экономии» в 1859 г., но уже в иной интерпретации. Он пишет: «В общественном производстве своей жизни люди вступают в определённые, необходимые, от их воли не зависящие отношения – производственные отношения, которые соответствуют определённой ступени развития их материальных производительных сил. Совокупность этих производственных отношений составляет экономическую структуру общества, реальный базис, на котором возвышается юридическая и политическая надстройка и которому соответствуют определённые формы общественного сознания» . Итак, «реальный базис» общества – это экономика, суть которой совокупность... производственных отношений». Трактовка материального базиса общества, данная в «Немецкой идеологии», видоизменена. Из неё опущены гентильное воспроизводство человеческой жизни посредством рождения, экзистенциальное воспроизводство человеческой жизни посредством потребления – «существование живых человеческих индивидов». Акцент сделан только на экономическом факторе материального воспроизводства или материальное воспроизводство человеческой жизни сведено к экономическому, которое подавило и устранило собой гентильное и экзистенциальное воспроизводство. Они исчезли. Всё экономизировалось. Человек превратился в одномерное существо», стал «экономическим человеком». Все люди – «производители». Это заложило «теоретическую основу» последующего нарушения структуры материальных условий воспроизводства человеческой жизни. Материальное воспроизводство человеческой жизни идентифицировалось – отождествилось с экономикой.

Социальный материализм стал экономическим, а марксизм – экономическим материализмом. Это обузило марксизм, открыло поле обвинений его в отсутствии морали и принижении ценности человеческой жизни. Экономизация материального воспроизводства человеческой жизни сузила базу революционных требований пролетариата, свела цели преобразования буржуазного общества до экономических требований, исключила возможность воспринимать марксизм как всестороннее монистическое учение. Совмещение материально базиса – трех факторов – с экономическим, или выдача одного экономического фактора за материальный базис, теоретически обезоружила практику построения социализма, свела всю систему общественных отношений к экономическим, производственным.

Экономизм – это такая идеологическая позиция, такое теоретическое упрощенство, которое исходит из того, что все проблемы во всех сферах общественного воспроизводства человеческой жизни могут быть объяснены только с экономической точки зрения и решены в результате экономического роста, а сегодня и технического прогресса как превращённой формы экономического роста. И только сейчас мы начинаем смутно осознавать, что экономика – экономический рост и технический прогресс не решали, не решают и не решат всех проблем воспроизводства человеческой жизни. Экономика, как оказалось, важный, но не единственный фактор материального воспроизводства.

Подмена материального базиса экономическим фактором произошла. Почему?

Маркс не нуждается ни в оправдании, ни в нашей защите. Претенциозный подход, мягко говоря, не корректен. Ленин прав, говоря, что исторические личности должны быть оценены по тому, что они внесли нового в развитие человеческой мысли, а не по тому, что они не сделали. Но разобраться, почему произошла подмена сложной структуры материального воспроизводства человеческой жизни одним экономическим фактором необходимо. Поэтому следует рассмотреть научность и тенденциозность в марксизме, а затем особенности развития производительных сил России, чтобы показать, что тенденциозные выводы Маркса нашли благодатную почву в экономически отсталой России.

4.9. Научность и тенденциозность Маркса

Критический стиль мышления предполагает структурно-расчленённый подход к явлению. Поэтому марксизм должен рассматриваться с двух диалектически противоположных сторон – научности и тенденциозности, со стороны действительного вклада в развитие передовой научной мысли об обществе и мире и со стороны конкретно-исторических задач политической борьбы пролетариата в XIX  и ХХ вв. Сам Маркс, говоря о «Капитале», называет эти стороны как «положительное изложение» и «тенденциозные выводы» .

Для этого необходимо расщепить, диалектически разделить Маркса на Маркса-учёного и Маркса-политика, Маркса-теоретика и Маркса-практика. В марксизме необходимо вычленить марксизм цели – установление гуманного, рационально направляемого и управляемого общества, обеспечивающего оптимальные условия воспроизводства человеческой жизни, и марксизм средств – классовую борьбу, революционный переворот, диктатуру пролетариата, уничтожение класса и классов. Тот факт, что в российском опыте возобладал и господствовал марксизм средств, есть наша интеллектуальная и культурная беда, а не вина Маркса. Обвинять кого-то в том, что он или они чего-то не додумали – дело бесполезное и недостойное, а вот разобраться в марксизме и вычленить в нём научность и тенденциозность, научно-неизменное и исторически преходящее, действительный вклад в развитие передовой научной мысли и эмоционально-политическое, научно-конструктивное и политически-деструктивное, разделить Маркса на Маркса диалектического и Маркса спекулятивного, Маркса, видевшего человека как цель и Маркса, видевшего человека как средство – крайне необходимо. Такой подход вытекает из объективной концептуальной противоречивости марксизма, из противоречивости любого общественного учения.

Историческое и логическое развитие первоначально нерасчленённого марксизма приводит к объективному противопоставлению научности и тенденциозности.

Итак, к Марксу через Маркса, овладение Марксом через преодоление Маркса.

 Историческое сито отделяет зёрна от плевел. Чем глубже время, тем чаще сито. Через окончательное историческое сито прошло не так уж много идей. Они умещаются в пригоршне. Среди них есть идеи Маркса и Ленина. Марксу принадлежат идея единства материализма и диалектики – концепция диалектико-материалистического монизма и материалистическое понимание истории – принцип исторического материализма. Ленину принадлежит закон неравномерности и концепция самовыдвижения и саморазвития всего сущего посредством взаимодействия противоположностей. Ленинская концепция самовыдвижения и саморазвития всего сущего вбирает в себя марксистскую концепцию диалектико-материалистического монизма, опредмечивает единство сущим и показывает механизм его движения и развития – взаимодействие противоположностей. Посылок Маркса и Ленина достаточно для выработки научной картины мира, для последовательно-научного его познания, для выработки рациональных установок во всех сферах общественной практики. Тот факт, что указанные посылки не получили дальнейшего теоретического развития опять же не вина Маркса и Ленина.

Наш исторически неустоявшийся, некритический, стихийно-альтернативный стиль мышления предполагает крайности: либо брать Маркса всего, либо всего его отбрасывать. В той мере, в какой вчера мы некритически брали его всего вместе с автоматическим историцизмом смены формаций, классовой борьбой и гражданской войной, диктатурой пролетариата, производственной и политической фетишизацией рабочего и т. д., то есть со всем тем, что составляет марксизм средств, в той же мере сегодня мы выбрасываем и марксизм как цель. Мы отбрасываем концепцию диалектико-материалистического монизма и материалистическое понимание истории, без которых немыслимо понимание и познание мира, понимание, познание и организация общественной жизни. Мы остаёмся ни с чем.

Нас стаскивает к позитивизму. Но у нас нет исторического опыта владения им, и, видимо, необязательно идти след в след за Западом. Позитивизм – тоже тенденциозность.

Мы должны взять у Маркса научность, неизменное, действительный вклад в развитие передовой научной мысли о мире и обществе. Мы должны взять марксизм цели – воспроизводство человеческой жизни и преодолеть в нём и в себе тенденциозность, страсти, преходящее, разрушительное, марксизм средств.

Тенденциозность есть сведение общего к отдельному или выдача отдельного за общее. Тенденциозность есть односторонность.

4.9.1. Социологизация философии. Сведение МИРa к обществу

Марксизм как философия у нас, да и на Западе, был социологизирован. Мировоззрение есть воззрение на МИР в целом, состоящий из мира натурального и мира социального, воззрение на МИР действительный, состоящий из природы и общества; воззрение на «Мир божий», как говорили в прошлом, состоящий из мира нерукотворного и рукотворного.

Социологизация мировоззрения означает сведение МИРа в целом к миру социальному, МИРа действительного к обществу, а «мира божьего» к миру рукотворному. Отсюда абсолютизация исторической практики и классовой борьбы. В известном одиннадцатом тезисе Маркса о Фейербахе говорится, что «философы лишь различным образом объясняли мир, но дело заключается в том, чтобы изменить его». Маркс делает акцент на изменении мира. Какой мир мы можем изменить? Только социальный. Мы же не можем переиначить весь натуральный мир, сдвинуть звёзды с орбит, переоформить Космос.

Философы объясняли МИР в целом, МИР действительный, «мир божий».

Итак, объяснять надо МИР в целом, а перестраивать только его часть – общество. Маркс же пишет, что философы объясняли МИР, а надо изменить его, то есть этот МИР. Здесь три момента: 1. Маркс МИР низводит до общества, а общество поднимает до МИРА. 2. Если до Маркса философы только объясняли МИР в целом и не меняли МИР социальный, то есть были теоретиками без практики, то Маркс кардинально меняет исторические и логические посылки: вчера только объясняли, сегодня только меняем; вчера только теоретизировали, сегодня только действуем. Отсюда в политической жизни России в XX веке появилась какая-то особенная страсть к действию без мысли, к практике без теории, вызвавшие к жизни ретроспективную реабилитацию, душеспасительное покаяние и «обратное провидение». 3. Одиннадцатым тезисом Маркс снял со своих последователей ответственность и интеллектуальную повинность объяснять и объяснить МИР в целом, МИР в себе, МИР сам по себе и обрёк их на оправдывание и подыгрывание плюро-релятивной практике.

Таким образом, социальная практика по перестройке основ общества как части должна стоять на твёрдой ТЕО-ретической МИРА в целом, или социология должна стоять на философии, а не философия должна сводиться к социологии.

Социологизация философии вытекала из остроты социальных противоречий эпохи, из политических задач пролетарских партий. Философия как наука о МИРЕ в целом представляла для Маркса интерес не сама по себе, а как инструмент политической борьбы. Хотя для любой становящейся личности и общества в целом философия представляет самостоятельную ценность. Однако не только философия использовалась для анализа классовой борьбы, но и конкретно-исторические особенности классовой борьбы переносились в философию, уродуя её.

Маркс понимал всеобщее – наивысший род всего существующего. Но для Маркса всеобщее не было опредмечено, субъективировано, в то время как в истории человеческой мысли наивысший род всегда был предметен. Так у Лао-цзы – ДАО, у Гераклита – ЛОГОС, у Анаксагора – НУС, у Аристотеля – СУЩЕЕ, у Филона Александрийского – БОГ, у Гегеля – АБСОЛЮТНАЯ ИДЕЯ. Маркс же пользовался единствоместественного и общественного. Отсутствие предмета у наивысшего рода прекрасно уживалось с предметностью любого логического подлежащего в «Капитале».

В мировоззрении Маркс и его последователи не смогли удержаться на точке целостного – естественно-общественного восприятия мира, в то время как монотеистические религии: христианство, буддизм, ислам – в персонифицированном сущем – наивысшем роде всего существующего – Христе, Будде, Аллахе всё время оставались и остаются на точке зрения целостного, замкнутого, антропоморфного восприятия МИРА.

Конкретно-историческая острота социальных противоречий невольно притягивала и стягивала мысль Маркса с целостного восприятия мира на общество, делала это восприятие односторонним, перераспределяла интеллектуальную энергию Маркса в свою пользу. Попытки Энгельса в последние годы жизни вернуться к рассмотрению мировоззренческих проблем не увенчались успехом. В «Диалектике природы», как явствует из названия, рассматривается одна, альтернативная обществу, часть целостного МИРА – природа.

МИРУ не отдано должное, не отдано то, что он заслуживает. Следствием этого явилось то, что мы не видим МИР, а соответственно и любой предмет в целом и не знаем пределы его частей. Нам не хватает созерцательности, не обывательской, а научной.

4.9.2. Социологизация диалектики

Социологизация МИРА социологизировало и диалектику. Из науки о строении, движении, развитии и познании всего СУЩЕГО, из науки о целенаправленной, рационально-конструктивной, творчески-созидательной деятельности по воспроизводству человеческой жизни она стала орудием классовой, политической борьбы, «алгеброй революции». Не имея онтологической основы, диалектика стала спекулятивной, из триадичной она стала диадичной. У неё исчезло субординирующее подлежащее и остались произвольно соотносимые предикаты. В диалектике исчез предел отношений противоположностей, что открыло бесконечное пространство для вариантов и бесконечные возможности для теоретических спекуляций и софистической эквилибристики; подмены подлежащего предикатом и предиката подлежащим. Отсюда тавтология – слепые логические кольца. Какая тут может быть критика, когда всё течёт? Критика возможна при строгих посылках.

При конкретно-историческом антагонизме классов антагонизировалась и диалектика. У неё взято только то, что противоположности противостоят и отброшено их дополнение и взаимопереход. Произошло усечение диалектики. Она примитивизировалась. Усечённая диалектика уже не диалектика.

Социологизация, политизация, антагонизация диалектики дискредитировали её. Это дало основание К. Попперу сказать, что «благодаря диалектике марксизм вырос в догматизм, который достаточно гибок, чтобы применяя диалектический метод, пытаться уйти от дальнейшей критики».

Догматизация марксизма произошла из-за страха реально посмотреть на факты жизни и не благодаря диалектике, а благодаря её усечению, то есть умерщвлению. Это не гибкость реальных взаимопереходных вещей и их сторон, это оперирование понятиями, а не вещами и их сторонами при помощи понятий.

Диалектика не только социологизировалась, но и математизировалась, то есть была подменена своей собственной частью. Диалектика не получила своего развития ни вверх – в свои чистые формы, ни вниз – в тяжёлые формы реальности и была оттеснена математикой. Диалектика работает в шестимерном, а математика – в трёхмерном пространстве. Диалектика требует большей силы абстракции, нежели математика. Диалектика – это дисциплина мысли как отражение порядка в МИРе.

В 1858 г. Маркс пишет Энгельсу: «Если бы когда-нибудь снова нашлось время…, я с большим удовольствием изложил бы на двух или трёх печатных листах в доступной здравому человеческому рассудку форме то рациональное, что есть в методе, который Гегель открыл, но в то же время мистифицировал» .

В 1868 г. Маркс пишет Дицгену: «…когда я сброшу с себя экономическое бремя, я напишу “Диалектику”» .

В 1883 г., сразу после смерти Маркса, Энгельс в письме к Лаврову пишет: «Завтра у меня будет, наконец, время, чтобы посвятить несколько часов беглому просмотру всех рукописей, оставленных нам Мавром. Особенно меня интересует очерк диалектики, который он давно хотел написать» .

Энгельс осознавал значение предполагаемого «очерка». Маркс не осуществил своего намерения.

Марксизм как политическое движение обездоленных остался без разработанной и конструктивно изложенной философской системы.

Христианство как политическое движение обездоленных имело, сообразно своей эпохе, разработанную мировоззренческую систему, свод законов и догматов, и их достаточно чёткое изложение в Библии.

4.9.3. Сведение общества к материальному воспроизводству – базису

В той мере, в какой МИР сведён к обществу, общество сведено к материальному воспроизводству – базису.

Общество, как известно, имеет две стороны – материальный базис и духовную надстройку; соответственно, осуществляется двойное воспроизводство: материальное и интеллектуальное.

интеллектуальное

Воспроизводство

человеческой жизни                                                             материальное

Каждое из представленных воспроизводств имеет в себе свою диалектико-логическую структуру.

Так, интеллектуальное воспроизводство в себе имеет:

  • нравственные отношения между людьми – нравственное воспроизводство человеческой жизни;
  • социальные отношения между людьми – социальное воспроизводство человеческой жизни;
  • политические отношения между людьми – политическое воспроизводство человеческой жизни;
  • идеологические отношения между людьми – идеологическое воспроизводство человеческой жизни.

Согласно же Марксу, все сферы интеллектуального воспроизводства жёстко детерминированы материальным воспроизводством и могут быть объяснены только с позиции материального базиса. Жёсткий детерминизм предоставляет возможность отвлекаться от интеллектуального воспроизводства. Тот факт, что материальное воспроизводство в конечном счёте определяет интеллектуальное, вовсе не означает, что в каждый момент влияние не может не быть обратным. Сведение воспроизводства человеческой жизни в целом к материальному воспроизводству за счёт ущемления интеллектуального обеднило марксизм, но придало ему высокий уровень классовой активности и политической мобильности.

Выведение нравственных отношений между людьми прямо из материального воспроизводства также обедняет их теоретически и упрощает практически.

Общество материализуется. Отсюда Маркс сводит сознание – интеллектуальное воспроизводство к материи – материальному воспроизводству и идентифицирует общество с материальным воспроизводством.

Таким образом, интеллектуальное воспроизводство: нравственное, социальное, идеологическое, политическое как самостоятельное – остались без должного внимания.

4.9.4. Сведение материального воспроизводства человеческой жизни (базиса) к экономике

В той мере, в какой общество сведено к материальному воспроизводству – базису, материальное воспроизводство сводится к экономике.

Материальное, как и интеллектуальное, воспроизводство человеческой жизни имеет в себе свою диалектико-логическую структуру:

  •  воспроизводство человеческой жизни посредством рождения – гентильное воспроизводство;
  • воспроизводство человеческой жизни посредством потребления – экзистенциальное воспроизводство;
  • воспроизводство человеческой жизни посредством воспроизводства среды обитания – экологическое воспроизводство;
  • воспроизводство человеческой жизни посредством производства средств существования и необходимых средств производства – экономическое воспроизводство.

Материальное воспроизводство человеческой жизни имеет не одну, а четыре ближайших сферы: гентильное, экзистенциальное, экологическое и экономическое воспроизводство, каждая из которых внутри себя имеет свою систему определений. В «Капитале» понятия «материальное воспроизводство» и «экономика» – идентичны. Марксизм стал экономическим материализмом.

Экономизация материального воспроизводства человеческой жизни стала концептуально-программным положением в советское время. «Материалистическое понимание истории исходит из того, что основу всей истории общества составляет развитие производительных сил» . Сведение материального производства человеческой жизни к экономическому фактору или выдача экономического фактора за материальное воспроизводство человеческой жизни было связано с экономическим положением классов в классовой борьбе, которая и представляла интерес для Маркса. Исходя из практических задач политической борьбы партий, такое «обуживание» материального базиса если нельзя оправдать, то можно понять. Но что хорошо для борьбы за власть, недостаточно для конструктивного созидания нового строя после захвата власти. Сведение материального воспроизводства человеческой жизни к экономическому фактору определило лицо марксизма, он стал восприниматься в «усечённо-перекошенном виде». Попытки Энгельса в последние годы расширить материальный базис за счёт гентильного воспроизводства и выправить сложившийся в пользу экономики перекос имели мало значимый результат.

Экономизация материального воспроизводства человеческой жизни срезонировала на особенностях экономического и политического развития России и дала тот результат, который мы имеем.

4.9.5. Сведение экономики к сфере материального производства

В той мере, в какой материальное воспроизводство человеческой жизни сведено к экономике, экономика сведена к сфере материального производства.

Маркс исходил из того, что общественное производство состоит из двух сфер: сферы материального производства и сферы обращения. Сфера обращения, в свою очередь, состоит из сферы товарного и сферы денежного обращения.

Маркс постоянно подчёркивает социальный приоритет сферы материального производства над сферой обращения. Это находит своё отражение в том, что прибавочная стоимость производится наёмными рабочими только в отраслях материального производства и распределяется в виде прибыли на торговый капитал и на процент на денежный капитал. Труд только в сфере материального производства является производительным. Труд же в сфере обращения не считается таковым. Соответственно марксову делению производства на материальное и сферу обращения все, занятые в общественном производстве, делятся на исторически полноценных и неполноценных, с прогрессивным и регрессивным социальным статусом. Занятые в сфере материального производства – это люди высших исторических ценностей, пролетариат, субъект революционных преобразований общества. Занятые в сфере товарного и денежного обращения и в сфере услуг – обуза общества.

Наша советская статистика – единственная в мире, которая придерживается этого методологического подхода. Это генетически-материальный, а не предикативно-функциональный подход, поэтому наша статистика не сопоставима ни с какой иной.

Социально-тенденциозная интерпретация Марксом экономического воспроизводства человеческой жизни привела к сведению экономики к материальному производству, принизив и оставив в забвении сферу товарного и денежного обращения, сферу услуг. Зато Маркс решил одну проблему – он поднял рабочего, занятого в сфере материального производства, до всемирно-исторической высоты – диктатуры пролетариата и установления бесклассового общества. Политическая тенденциозность сквозит явно.

Структура наших капвложений строго соответствует методологии Маркса.

4.9.6. Сведение материального производства к промышленности

В той мере, в какой экономика сведена к сфере материального производства, само материальное производство сведено к промышленности.

Материальное производство, состоящее из промышленности, сельского хозяйства, транспорта, связи, науки для Маркса сводилось к промышленности, которая становилась эпицентром экономики, вокруг которого вращаются все отрасли и сферы. Промышленность – материальная база капитализма. Сельское хозяйство – материальная база феодализма. Если капитализм преодолевает феодализм, то промышленность преодолевает сельское хозяйство. Сельское хозяйство исчезает в старом качестве и остаётся как отрасль промышленного производства.

Сельское хозяйство интересовало Маркса настолько, насколько капитализм вырастал из феодализма и насколько пережитки феодализма в виде земельной ренты сдерживали его развитие. Маркс считал промышленность материальной базой капитализма. Таким образом, сельское хозяйство выполняло исторически обслуживающую функцию, служило источником средств для зарождающейся и развивающейся промышленности.

Социально-тенденциозная интерпретация Марксом материального производства, сведение его к промышленности, принизило другие сферы. Это опять же было связано с подчёркиванием роли промышленных рабочих, их концентрацией и организованностью для борьбы за установление бесклассового общества.

4.9.7. Сведение промышленности к производству средств производства

В той мере, в какой материальное производство сведено к промышленности, сама промышленность сведена к производству средств производства.

Почему Маркс даёт такую нумерацию подразделениям общественного производства? Почему производство средств производства – первое, а производство средств существования – второе подразделение? Случайно ли это, или здесь есть своя логика?

С точки зрения материалистического понимания истории для воспроизводства человеческой жизни необходимы средства существования в виде продуктов питания, одежды, жилища и т. д. Следовательно, по логике вещей, производство средств существования есть первое по назначению подразделение общественного производства – оно должно быть и первым по номеру. Так Маркс смотрел на соотношение подразделений, по крайней мере, до 1863 г. В письме к Энгельсу 6 июля 1863 г. соотношение производства средств существования и средств производства представлено:

Категория I – жизненные средства;

Категория II – машины и сырьё;

Категория III – представляет всё воспроизводство .

Генетически структура выглядит следующим образом:

  • люди;
  • их существование;
  • среда существования;
  • средства производства.

Проследим, как предыдущий уровень входит в последующий:

  • люди;
  • существование людей;
  • средства существования людей;
  • средства производства средств существования людей.

Люди, существование, средства существования, средства производства.

Читая в обратной последовательности номеров, мы получаем: «средства производства средств существования людей». (Выражение «средства производства», взятое само по себе, неверно, здесь нет подлежащего. Средства производства чего?) Это положение полностью соответствует материалистическому пониманию истории. В такой трактовке средства производства лишены своей собственной цели и самостоятельности и абсолютно подчинены производству средств существования, и имеет смысл и значение этой предназначенности. Исследование любого общества, любой формации следует начинать и заканчивать посылкой – существование людей, что является началом и концом всей производительной деятельности человека во всех сферах.

Но почему всё-таки Маркс ставит первым подразделением производство средств производства? Почему он противоречит материалистическому пониманию истории? Потому, что в «Капитале» Маркс ставит практически-политическую задачу: на основе анализа экономического положения классов и их отношений показать и доказать преходящий характер капитализма как последнего эксплуататорского строя. Марксу нужна была история, её движение, устремлённость вперёд, чтобы замкнуть круг исторического развития: от первобытного коммунизма («золотого века» по Гесиоду), через ряд эксплуататорских формаций, к научному коммунизму.

 

 

 

 

 

Промежуточные эксплуататорские формации Маркс считает противоестественными, противоречащими природе человека как существа разумного. Выход на этап научного коммунизма Маркс рассматривает как возврат общества на свой естественный путь.

Маркс торопит время, подстёгивает его!!!

Перед Марксом стоит задача – найти материальный носитель, двигатель исторического прогресса, найти в материальной сфере производства, приводящей к исторически «закономерной» смене социально-экономических формаций. И он находит эту движущую силу, этот исторический локомотив в производительных силах, вещественным элементом которых являются средства производства. Их движение, их развитие – историческое развёртывание, количественное нарастание и качественное технологическое превращение и является не хронологической, а действительной социальной историей человека.

Движение и развитие средств производства предопределяют необходимость смены социально-экономических форм. Если Дарвин апостериорно констатирует эволюцию органического мира, то Маркс априорно «узаконивает» гибель капитализма. Производство средств производства становится главной, движущей силой, поставленной Марксом на ПЕРВОЕ место в историческом прогрессе и установлении бесклассового коммунистического общества. Производство средств производства становится по значению и номеру первым подразделением общественного производства.

Для Маркса свойственна зеркальная, геометрическая симметрия прошлого и будущего, первобытного и научного коммунизма с мраком в современности. Как говорил великий Данте: «Нам только даль отчётливо видна, а в настоящем взор наш полон смуты».

 

Золотое

прошлое

Мрачное

настоящее

Лучезарное

будущее

Первобытный коммунизм

Капитализм

Научный

коммунизм

Круг замкнулся. Абсолютная гуманистическая идея первобытного коммунизма, совершив историческое грехопадение в эксплуататорские формации, через ПЕРВОЕ подразделение возвращается сама к себе в научном коммунизме.

Абсолютная гегелевская идея, совершив историческое развитие через производительные силы, материальным носителем которых является первое подразделение, на уровне промышленного производства нашла своё субъективное воплощение в рабочем классе, диктатура которого разрешит все противоречия. Степень иллюзорности прямо пропорциональна степени безысходности. Как говорил Лермонтов: «В душе своей я создал мир иной, И образов иных существованье…».

Итак, общественное производство сводится Марксом к первому подразделению, к производству средств производства.

4.9.8. Сведение «Капитала» к I тому

Тенденциозная политизация экономики Марксом связана с так называемым противоречием между I и III томами «Капитала». Это противоречие между:

  • Производством прибавочной стоимости и её распределением в виде прибыли на капитал;
  • Нормой прибавочной стоимости и нормой прибыли;
  • Рабочим и капиталистом;
  • I том характеризует взгляд на капиталистическое производство со стороны рабочего как производителя прибавочной стоимости. III том характеризует взгляд на капиталистическое производство со стороны капиталиста как организатора производства;
  • В выражении «капиталистическое производство» I том отражает «капиталистическое» – III том – «производство».

То, что рабочий создаёт стоимость больше, чем эквивалент стоимости необходимых жизненных средств, свойственно любому, а не только капиталистическому производству. Капиталисты подрывают социальную стабильность истощением рабочих и неумением поддержать экономический механизм в динамичном равновесии. В ранний период капиталистического общества буржуазия была не в состоянии обеспечить стабильное экономическое воспроизводство человеческой жизни. Эти проблемы остаются и сегодня. Рабочие высокой нормой прибавочной стоимости расплачивались за неумение и ошибки буржуазии. Этим самым была создана особая социально-психологическая обстановка.

Маркс исходит из аксиомы социального антагонизма при капитализме, поэтому акцентирует внимание на I томе, где степень этого антагонизма переведена на количественный язык нормы прибавочной стоимости. Реальная, конкретно-историческая нищета рабочего класса получила объяснение и количественное выражение в степени эксплуатации. Буржуазии был нанесён удар. Ей пришлось обратиться к вечным законам производства, организации, управления и рационализации, техническому прогрессу, которые безотносительны к социально-экономической форме.

 III том «Капитала» мог приуменьшить значение пропагандистско-агитационного, эффекта среди рабочих, который давал I том. Остановившись на I томе, Маркс сознательно-тенденциозно хотел взять из него всё в плане политической реализации революционной доктрины. Для политической борьбы Маркса степень эксплуатации рабочих – норма прибавочной стоимости – была предпочтительнее эффективности функционирования капитала – нормы прибыли. Революционная тенденциозность была предпочтительнее научности.

Различие в значении, которое придавал Маркс I и III томам «Капитала», выражено и в его письме к Шотту: «…я начал  “Капитал”… в обратном порядке по сравнению с тем, как он предстанет перед публикой (начав работу с третьей, исторической части), только… первый том, к которому я приступил в последнюю очередь, сразу был подготовлен к печати, в то время как оба другие тома оставались в необработанной форме…» .

Таким образом, по ходу работы над «Капиталом», по мере его приближения к I тому, нарастала политизация и социально-экономическая актуализация.

К вопросу о первой главе I тома «Капитала». Как известно, это – самая содержательная и самая трудно читаемая глава. Один поэт назвал её поэмой. Изложенная карбункулярно-трудно, она была препятствием для дальнейшего развития предмета. Ленин имел все основания сказать, что спустя полвека её никто не понял. Настойчивые просьбы Энгельса и других изложить её в доступной форме не возымели действия. Маркс, видимо, был намерен приступить к её переработке. Так, в письме к Даниэльсону 13 июня  1871 г. он пишет: «Я с удовольствием займусь «первой главой…», но 9 ноября 1871 г. ему же Маркс пишет: «Бесполезно дожидаться переработки первой главы…». Маркс всё внимание и все силы уделил политической пропаганде I тома.

Политизация экономического фактора воспроизводства человеческой жизни состоялась. Тенденциозность восторжествовала.

Тенденциозность научных выводов Маркса исходила из абсолютно-исторической предопределённости гибели капиталистического строя, которая как доминанта определяла ход его любого рассуждения. Историзм давлел над ним как внешняя принудительная сила. Поэтому любой предмет, исследуемый сам по себе, в конечном счёте подводился под общий знаменатель гибели капиталистической формации. Гибель капитализма для Маркса была, говоря словами Ленина, «аксиоматическим предрассудком». В сущности ему всегда был нужен этот вывод, но он приходил к нему не непосредственно, а опосредованно, через анализ различных сторон буржуазного общества. Отсюда и возникает эта двойственность: научность рассмотрения предмета самого по себе и тенденциозность политических выводов.

Политически тенденциозные выводы Маркса в силу конкретно-исторических условий нашли в России благодатную почву.

 

Далее: Глава 5. ИНДИВИДУАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО. ЕСТЕСТВЕННАЯ СТОРОНА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

 

 

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 394.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 18. С. 350.

«... Идеальное есть ничто иное как материальное, пересаженное в человеческую голову и переработанное в ней» // Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23.  С. 21.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч.  Т. 3. С. 36–37.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1. С. 143.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1.  С. 140.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 23. С. 44.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. Т. 1. С. 144.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 38.

Маркс К.,  Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 371.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч.  Т. 3. С. 38.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 37. С. 371.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 12. С. 728.

Приводимая логическая структура и терминология взяты из неопубликованной работы Е. Кузьмина: «Концептуально-методологические основы марксистско-ленинской философии».

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 18; Маркс пишет: «К своим выводам я пришел путём... эмпирического анализа» // Маркс К., Энгельс Ф. Из ранних произведений. М., 1956. С. 519.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 28.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 28.

Там же. С. 28.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 27.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 19.

Там же.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 23. С. 179.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 26.

Там же.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 29.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 29.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 21. С. 305, 308.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 27.

Там же. С. 31.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 3. С. 28.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 13. С. 6–7.

«Что касается самой книги, то следует различать два момента: положительное изложение... и тенденциозные выводы... Первое является непосредственным обогащением науки, так как фактические экономические отношения рассматриваются совершенно по-новому – при помощи материалистического... метода. Что касается тенденции автора, то здесь опять – таки нужно различать следующее. Когда он доказывает, что современное общество, рассматриваемое экономически, чревато новой, более высокой формой, он лишь выявляет в социальной области тот самый постепенный процесс преобразования, который Дарвин установил в области естественной истории в области природы» // Маркс К., Энгельс Ф. Письма о Капитале. М., 1986. С.140.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 29. С. 212.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 32. С. 456.

Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 36.  С. 3.

Леонтьев Л. А. «Капитал» Маркса и современная эпоха. М., 1968. С. 61.

Маркс К., Энгельс Ф. Письма о «Капитале». М., 1986. С. 98–99.

Маркс К., Энгельс Ф. Письма о «Капитале». М., 1968. С. 221–222.