Глава 1. СИСТЕМА «ЧЕЛОВЕК – ТЕХНИЧЕСКИЙ ПРОГРЕСС»         

1.1. Структура системы «человек – технический прогресс»     

1.2. Дестабилизация воспроизводства человеческой жизни 
под воздействием деструктивного технического процесса

1.2.1. Дестабилизация гентильного воспроизводства 
человеческой жизни

1.2.2. Дестабилизация экзистенциалього 
воспроизводства человеческой жизни

1.2.3. Дестабилизация экологического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.4. Дестабилизация экономического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.5. Дестабилизация нравственных отношений 
людей друг к другу

1.2.6. Дестабилизация психического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.7. Дестабилизация социального воспроизводства 
человеческой жизни

1.2.8. Дестабилизация идеологического воспроизводства
 человеческой жизни

1.2.9. Дестабилизация политического воспроизводства
человеческой жизни

1.3. Естественно-математическое равенство и социально-диалектическое неравенство созидательных  и разрушительных 
сторон технического прогресса

Глава 2. КОНКУРЕНЦИЯ 

2.1. Онтологическая, натуральная и социальная природа 
конкуренции

2.2. Локализация конкуренции капитализмом и экономикой

2.3. Форма конкуренции

Глава 3. ЭКСПЛУАТАЦИЯ

3.1. Онтологическая основа эксплуатации

3.1.1. Эквивалентная эксплуатация

3.1.2. Субъект-объектное понимание эксплуатации

3.1.3. Единство опосредованной и непосредственной 
эксплуатации

3.1.4. Рационально-неэквивалентная эксплуатация

3.1.5. Иррационально-неэквивалентная эксплуатация

3.2. Естественная эксплуатация

3.2.1. Человек – природа доступная

3.2.2. Неэквивалентно-непаразитическая эксплуатация 
природы

3.2.3. Неэквивалентно-паразитическая эксплуатация 
природы

3.3. Социальная эксплуатация вообще

3.3.1. Эквивалентно-неэквивалентная эксплуатация 
в системе «человек – общество»

3.3.2. Паразитическая социальная эксплуатация

3.4. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация

3.4.1. Непосредственная экзистенциальная 
паразитическая эксплуатация

3.4.2. Опосредованная экзистенциальная паразитическая
эксплуатация

3.4.3. Форма опосредованной экзистенциальной 
паразитической эксплуатации

3.4.4. Соотношение экзистенциальной и экономической 
эксплуатации

Глава 4. МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ИСТОРИИ – ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ

4.1. Два великих открытия марксизма

4.2. Диалектическая взаимосвязь двух великих открытий марксизма

4.3. Анализ понятий «материалистическое понимание истории 
и «исторический материализм»

4.4. Материалистическое понимание истории. Логическая структура

4.5. Логическая структура материалистического понимания 
истории, изложенная Марксом в «Немецкой идеологии»

4.6. «Четвёртая сторона» материального воспроизводства 
человеческой жизни

4.7. Материалистическое понимание истории и религия

4.8. Иная интерпретация Маркса материалистического 
понимания истории

4.9. Научность и тенденциозность Маркса

4.9.1. Социологизация философии. Сведение МИРа 
к обществу

4.9.2. Социологизация диалектики

4.9.3. Сведение общества к материальному 
воспроизводству – базису

4.9.4. Сведение материального воспроизводства
 человеческой жизни (базиса) к экономике

4.9.5. Сведение экономики к сфере материального 
производства

4.9.6. Сведение материального производства 
к промышленности

4.9.7. Сведение промышленности к производству 
средств производства

4.9.8. Сведение «Капитала» к I тому

Глава 5. ИНДИВИДУАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО. ЕСТЕСТВЕННАЯ СТОРОНА ВОСПРОИЗВОДСТВА ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ 

5.1. Человек и природа

5.2. Собирательство и производство 

5.2.1. Собирательство

5.2.2. Производство

5.3. Труд – целесообразная деятельность человека 

5.4. Предмет труда

5.5. Средства – орудия труда

5.5.1. Антропогенный характер орудий труда

5.5.2. Человек как средство труда

Глава 6. СОЦИАЛЬНОЕ ВОСПРОИЗВОДСТВО ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЖИЗНИ. СОЦИАЛЬНАЯ СТОРОНА МАТЕРИАЛИСТИЧЕСКОГО ПОНИМАНИЯ ИСТОРИИ

6.1. Натуральное хозяйство I

6.2. Простое товарное производство I 

6.3. Производственное отношение I

6.4. Натуральное хозяйство II 

6.5. Общественный характер производства I 

6.6. Частная собственность I 

6.7. Производство – обмен

6.8. Общественный характер производства II 

6.9. Природа необходимого и прибавочного продукта 

6.9.1. Исторические судьбы необходимого и прибавочного 
продукта

6.9.2. Формы существования необходимого и прибавочного 
продукта

6.9.3. Изменение направления движения прибавочного 
продукта при капитализме

Глава 7. НАУЧНО-ПРОМЫШЛЕННЫЙ ХАРАКТЕР СОВРЕМЕННОГО ПРОИЗВОДСТВА

7.1. Структура системы «наука – производство»

7.1.1. Раздвоение науки

7.1.2.. Раздвоение производства

7.2. Рассмотрение научной стороны в системе «наука – 
производство» в соответствии с простыми моментами процесса 
труда

7.3. Анализ общественного производства, промышленности, 
структуры отраслей, отдельной корпорации, товара по логике 
системы «наука – производство»

Заключение

 



  

Глава 3

ЭКСПЛУАТАЦИЯ

Эксплуатация, как самостоятельный объект исследования, логическое подлежащее, подобно конкуренции, имеет в себе структуру и определённости. Генетически, исходя из Марксова принципа единства естественного и общественного, эксплуатация должна рассматриваться онтологически – эксплуатация вообще, натурально – эксплуатация естественная, социально  – эксплуатация общественная.

Эксплуатация вообще может быть эквивалентной и неэквивалентной.

Натуральная эксплуатация также может быть эквивалентной и неэквивалентной.

Неэквивалентная натуральная эксплуатация может быть непаразитической и паразитической.

Социальная эксплуатация может быть эквивалентной и неэквивалентной.

Социальная неэквивалентная эксплуатация может быть рационально-неэквивалентной и иррационально-неэквивалентной.

Социальная неэквивалентная эксплуатация может быть экзистенциальной и экономической.

Экзистенциальная эксплуатация может быть натуральной и социальной.

Экзистенциальная натуральная эксплуатация может быть эквивалентной и неэквивалентной.

Экзистенциальная натуральная неэквивалентная эксплуатация может быть непаразитической и паразитической.

Экзистенциальная социальная эксплуатация может быть непаразитической и паразитической.

Экзистенциальная социальная паразитическая эксплуатация может быть непосредственной и опосредованной.

Опосредованная экзистенциальная социальная паразитическая эксплуатация может быть национальной и мировой.

Экономическая эксплуатация определяется по видам присвоенного в частную собственность труда:

раб – рабовладение

земля – феодализм

капитал – капиталист

информация – технократ.

Посылка и вывод: эксплуатация – сложное явление, и она не может быть сведена только к одной форме – экономической, на основе частной собственности на средства производства и к одному виду – паразитической.

Тот факт, что осознание эксплуатации начинается с одной формы и одного вида и в обратной последовательности истории возникновения форм, не меняет сути дела. Если нет эксплуатации в природе вещей, откуда она возникнет на социальном уровне?

Мы рассмотрим только некоторые формы эксплуатации.

3.1. Онтологическая основа эксплуатации

Онтологически, эксплуатация, как и конкуренция, исследуется на основе марксистской концепции диалектико-материалистического монизма: всё построено из одного, но по-разному. В той мере, в какой всё построено из одного – всё имеет общую основу и все вещи тождественны. Это предполагает их гармонию и соразмерность. В той мере, в какой всё построено по-разному, у всех вещей есть ещё своя основа и все вещи нетождественны. Это предполагает их дисгармонию, несоразмерность. Соотношение двух рядов свойств вещей: первый – единство происхождения, общность существования, тождественность бытия, равномерность движения и развития, и второй – многообразие форм, различие строения, отличие по признакам, нетождественность бытия, неравномерность движения и развития лежат в основе взаимоотношения, взаимодействия и взаимообмена между вещами и людьми. Первому ряду соответствует эквивалентный обмен, второму – неэквивалентный.

Взаимоотношение, взаимодействие, взаимообмен между вещами и людьми есть их взаимоиспользование как условие их существования. Отсюда эксплуатация как взаимоиспользование должна быть поставлена в один ряд этих определений и не может быть локализована только сферой отношений между людьми. Всё стремится к самосохранению и самоутверждению через другого.

Эксплуатация вообще должна восприниматься как использование любыми противоположностями, вещами, людьми друг друга для своего воспроизводства. Характер взаимоиспользования – эксплуатации противоположностями, вещами, людьми лежит в самих противоположностях, вещах, людях. Их единство предполагает эквивалентный обмен взаимоиспользование – эксплуатацию. Их различие предполагает неэквивалентный обмен, взаимоиспользование – эксплуатацию.

Замечание. Тот факт, что историческое осознание эксплуатации как взаимоиспользования начинается с социальной, а точнее, с экономической сферы, и в условиях одной – капиталистической формации, и с одной – паразитически-неэквивалентной формы – не снимает и не меняет её онтологической природы. Если бы эксплуатация как взаимоиспользование не лежала в природе вещей, то откуда бы ей взяться на социальном уровне? Если мы выдержанно руководствуемся марксистским принципом единства естественного и общественного, то мы должны допустить наличие предпосылок эксплуатации в природе вещей, подобно тому, как Маркс переносит исторически-локальную антагонистически-неэквивалентную эксплуатацию с капитализма на феодализм и рабовладение.

Исторически самоосознание человека начинается с самого себя уже как готового, конечного, завершённого результата – продукта длительного естественного и общественного развития. Это естественное и общественное развитие присутствует в человеке, но для него не существует. Процесс самоосознания человека идёт в обратной последовательности действительной естественной и общественной истории.

Это замечание потребовалось для того, чтобы показать, что все стороны, а соответственно, все категории общественной практики, такие, как конкуренция, эксплуатация, целесообразность, направленность и т. д. и т. п. не могли появиться вдруг ни с того ни с сего на общественном уровне, упасть с неба от имени Бога как всеобщие законы. Они имеют своё естественное основание в природе вещей. Следовательно, их рассмотрение надо начинать с этих основ.

3.1.1. Эквивалентная эксплуатация

Эквивалентная эксплуатация-использование лежит в природе вещей. Она свойственна целому, в пределах которого осуществляется взаимодействие двух противоположностей – частей. Эквивалентность взаимного использования противоположностями-предметами предполагает равный обмен веществом и энергией. Каждая противоположность берёт столько, сколько отдаёт и отдаёт столько, сколько берёт для своего воспроизводства. Каждая из двух взаимодействующих противоположностей может существовать непосредственно как абсолютное нечто, только опосредованно, релятивно, через другую противоположность.

Сколько бы ни брал человек с природы, он ей всё отдаст, так как человек существует в природе и за счёт природы.

3.1.2. Субъект-объектное понимание эксплуатации

Субъект-объектное понимание эксплуатации предполагает, что первая противоположность может существовать опосредованно, через среду, которой выступает вторая противоположность. Следовательно, вторая противоположность служит средством, условием существования первой противоположности. Непосредственность существования первой противоположности требует опосредующего условия – второй противоположности. Вторая противоположность по отношению к первой предстаёт не как нечто для себя существующее, а только как нечто для первой противоположности, то есть как объект для субъекта. В пределах субъект-объектного единства произошло раздвоение, первая противоположность находится в субъект-активной, вторая – в объект-пассивной форме. Активно действующий субъект всегда относится к пассивному объекту потребительски, эксплуататорски, исключая возможность того, что объект есть субъект, вещь в себе. Противоположность, которую используют, выступает только своей одной объективной стороной. Первая противоположность относится ко второй как к усеченной, ополовиненной, как к объекту без субъекта.

Субъектное соотношение взаимодействующих противоположностей вскрывает их неодинаковое место и функции: во-первых, их пространственное несовмещение – субъект-объкт, во-вторых – их функциональное различие – одна противоположность – субъект, вторая – объект, активное и пассивное.

Здесь закладывается теоретическая основа понимания современного потребительского, варварского, хищнического отношения человека как субъекта к людям, природе, как к объекту, которые в нашем представлении существуют только для нас, только в отношении к нам и имеют смысл как нечто полезное, нужное нам. Мы забываем или сознательно исключаем тот факт, что мир, природа, люди сами по себе есть субъекты, существующие для себя, вне отношения к нам и имеют смысл для себя полезный и нужный. Современный человек воспринимает мир, природу, людей только в бытии для него, то есть усечённо, ополовиненно, релятивно, сознательно исключая то, что они имеют для себя бытие, то есть абсолютны. Здесь лежит основа понимания различия философии как науки об отношениях человека к действительности (миру, природе, людям) и первой философией Аристотеля, исследующей сущее как таковое, различие математики и диалектики, современного, хаотически накапливаемого бесконечного, релятивного знания и абсолютного, диалектически-структурного, конечного, конструктивно изложенного знания. Понимание этого крайне важно для воспроизводства человеческой жизни.

Современное, иррациональное субъект-объектное отношение предполагает не только отрицание субъекта у объекта, но и объекта у субъекта и мнемонически может быть представлено как:

 

объект

субъект

 

А

В

А – сам по себе есть субъект и объект. В – также сам по себе есть субъект и объект. У А отрицается объективность, а у В отрицается субъективность.

Всё ополовинено, усечено. Человек забывает или не хочет знать, что он сам включён во всеобщий круговорот материи как объект, а объект – мир, природа, люди обладают своими собственными субъективными законами бытия и развития. Ополовиненно-усечённое восприятие и понимание легче. Оно лежит в основании и реализует положение: «Всё для человека, всё во имя человека». Это рождает паразитически-эксплуататорское, потребительское отношение человека к природе и другому человеку, утверждает культ личности и порождает соответствующие методы этого утверждения.

Господствующий класс всегда осознаёт себя субъектом, а эксплуатируемые для него – объект. Рабы в Риме никогда не воспринимались субъектами-людьми, они были объектами-животными-вещами. Поэтому патрицианские матроны могли ходить обнажёнными в присутствии рабов, воспринимая их как окружающие вещи. Так как объекты есть и субъекты, а рабы – люди, то субъективность эта проявится и проявляется в виде или восстаний рабов, или революционного взрыва. Природа проявляет свою субъективность засухами, катастрофами, болезнями. Аристотель учил Александра, что к рабам нужно относиться как к животным. На этом же основывается отношение к рабам как к говорящим орудиям. В этом ряду стоят такие понятия как «человеческий материал», « воспитание нового человека», «массы», которые нужно организовывать, мобилизовывать, давать им ценные указания, реализуя свою волю и произвол.

3.1.3. Единство опосредованной и непосредственной эксплуатации

 При субъект-объектном понимании эксплуатации мы исходили из неравенства функций взаимодействующих противоположностей: одна – активная, другая – пассивная. Это положение верно для любого конкретного взаимоотношения в каждом частном случае, в каждый момент времени. Не могут же люди одновременно говорить друг другу. Всегда один слушает, другой говорит. При смене ролей субъект-объектное соотношение не исчезает.

Дискретный, квантованный характер взаимоотношений предполагает субъект-объектное различие.

Теперь мы отвлечёмся от субъект-объектного различия каждого момента и выровняем взаимодействующие противоположности. Если в каждом частном, конкретном случае существует субъект-объектное различие, то в целом, обобщённо-результирующе субъект-объектное различие сглаживается, исчезает. Сплошной континуальный характер взаимоотношений в пределах целого элиминирует субъект-объектное различие каждого частного, конкретного момента: внешнее субъект-объектное различие становится внутренним, из реально внешнего – потенциально внутренним. (Периоды застоя – это «перезарядка социальных батарей», это переход внешнего движения во внутреннее.)

Для частного случая субъект-объектное соотношение становится (субъект-объект) и (объект-субъект) для целого.

Противоположности выровнены. В той мере, в какой первая противоположность использует, эксплуатирует другую, вторая использует, эксплуатирует первую. Для своего существования они используют, эксплуатируют друг друга. Используя – используешься, эксплуатируя – эксплуатируешься. При количественном равенстве обмена, как условии опосредованного существования, от обмена можно отвлечься. Убрав опосредование, мы получим то,  что первая противоположность использует сама себя, как и вторая противоположность использует сама себя. При эквивалентной эксплуатации-обмене каждая из противоположностей существует за счёт самой себя. Мы получаем непосредственную эксплуатацию. Отношение противоположности к другой есть отношение к самому себе, а отношение к самому себе есть отношение к другому. Как мы относимся к себе, так мы относимся и к другим. Как мы относимся к другим, так мы относимся к себе. Как мы относимся к миру, природе, людям, так мы относимся и к себе. Как мы относимся к себе, так мы относимся к миру, природе, людям. Понимание мира есть условие понимания себя, а понимание себя есть условие понимания мира. Хищнически-экстенсивное разрушение природы есть хищнически-интенсивное разрушение себя. И наоборот. Это понимали древние мыслители и понимают поэты. Это кодифицировано в религии. Опосредованно-непосредственная эксплуатация показывает, что судьба человека и человечества в его собственных руках и не следует в бедах человека обвинять несовершенство мира и технический прогресс как таковой. Опосредованность человека и человечества делают его обмен с природой эквивалентным.

3.1.4. Рационально-неэквивалентная эксплуатация

Если эквивалентная эксплуатация-использование свойственно целому и лежит в основе существования противоположностей, то неэквивалентная эксплуатация-использование свойственна части и лежит в основе развития противоположностей. Анализ неэквивалентной эксплуатации ведётся на основе эквивалентной и является её частным случаем. Неэквивалентная эксплуатация также лежит в природе вещей. Развитие противоположности выступает как следствие неэквивалентного обмена-взаимодействия. Соотношение между эквивалентной и неэквивалентной эксплуатацией есть соотношение целого и части, существования и развития.

Неэквивалентность эксплуатации может быть рациональной и иррациональной.

Рационально-неэквивалентная эксплуатация отражает развитие предмета без разрушения условий своего существования.

Иррационально-неэквивалентная эксплуатация отражает развитие предмета с разрушением условий своего существования и конечной гибелью самого предмета.

Если при анализе эквивалентной эксплуатации мы исходили из системы, состоящей из двух параметров-противоположностей, то при анализе неэквивалентной эксплуатации мы исходим из системы, состоящей из трёх параметров. Начинаем с двух противоположностей как и при эквивалентной эксплуатации.

Первая противоположность для своего существования берёт со второй больше вещества и энергии, чем даёт ей. Следовательно, мы получаем разницу в виде некоторого избытка-прибавления. Это прибавление является материальным носителем для количественного увеличения первой противоположности, и соответственно, его внутреннего качественного преобразования – трансформации – развития – роста. Логика «усвоения» прибавления вещества и энергии, есть всеобщая логика развития от простого к сложному. Если вторая противоположность есть условие существования первой, то беря больше, чем отдавая, первая противоположность подрывает условия своего существования и обрекает себя на гибель. Если первая противоположность как субъект берёт у второй противоположности как объекта больше, чем даёт ему, то вторая противоположность для себя есть тоже субъект и для своего собственного существования в тех же параметрах должна брать у третьей противоположности. Для нас важна неэквивалентность между первой и второй противоположностями, но нам важно также, чтобы и вторая осталась без изменений. Для этого мы и обращаемся к третьей стороне.

Третья противоположность отдаёт второй больше, чем берёт от неё, или вторая противоположность берёт с третьей и отдаёт первой. В конечном счёте, первая противоположность присваивает прибавление с третьей противоположности через вторую, оставляя вторую без изменения. Получается равенство в пределах неравенства. Всё это происходит в определённых временных и пространственных границах. Третья противоположность отдаёт второй больше, чем получает с неё. Развитие первой противоположности осуществляется за счёт третьей, но в отношениях между первой и второй наблюдается неэквивалентность. Неэквивалентность наблюдается и между второй и третьей противоположностями. Эти две неэквивалентности поглощают друг друга и общая величина вещества и энергии остаётся одной и той же. Закон сохранения вещества и энергии не должен быть нарушен, как не нарушает Маркс закон стоимости, который есть превращённая форма закона сохранения вещества и энергии. Таким образом, большее потребление – присвоение-использование первой противоположностью становится обоснованным. Получается триада: первая и третья противоположности переходят одна в другую – третья в первую, а вторая остаётся без изменений, то есть без изменений остаются условия существования первой противоположности. Первая противоположность развивается за третьей. По отношению ко второй противоположности это и будет рационально-неэквивалентная эксплуатация, то есть эксплуатация без подрыва её существования.

Рационально-неэквивалентная эксплуатация есть превращённая форма эквивалентной эксплуатации.

3.1.5. Иррационально-неэквивалентная эксплуатация

Иррационально-неэквивалентная эксплуатация характеризуется тем, что вторая противоположность, отдавая первой больше, не воспроизводится отдачей с первой и изъятием с третьей. Она деградирует. Таким образом, развитие первой противоположности носит временный характер и определяется темпами деградации второй противоположности. В пределах трёх противоположностей его внутреннее распределение выглядит иначе, чем при рационально-неэквивалентной эксплуатации. Если считать, что вторая противоположность есть условие существования первой противоположности, то при иррационально-неэквивалентной эксплуатации первая подрывает близ- и дальнележащие условия своего существования. Она подрывает их и должна погибнуть сама. Вот тот вывод, который можно сделать из этого рассуждения.

3.2. Естественная эксплуатация

Если вместо двух любых противоположностей, которыми мы оперировали при анализе эксплуатации вообще, мы поставим человека и природу и будем рассматривать его взаимодействие как естественную эксплуатацию, то картина получится следующая.

Человек и природа составляют единую систему. В пределах этой системы человек и природа предстают как противоположности. Для правильного понимания нам следует разделить природу на доступную и недоступную. Доступную природу мы идентифицируем со второй, а недоступную с третьей противоположностью. Доступной природой следует считать ту, которая находится в сфере практики. Недоступная природа – это вся та природа, которая находится за пределами практики.

Под природой доступной следует считать Землю и не Землю вообще, а только её тонкий слой поверхности, включающий аэро-, гидро-, лито-, биосферу. Всё остальное, как под, так и над этим культивируемым слоем поверхности Земли, не входит в сферу практики и должно рассматриваться как природа недоступная. Мы получаем два рода понятий: природа доступная и природа недоступная, культивируемая и некультивируемая, мир людской и мир космический, мир социальный и мир натуральный. Ноосфера – сфера разумной деятельности человека, мир рукотворный, культивируемый, есть лишь часть природы – природа доступная. Изменять, приспосабливать к воспроизводству своей жизни человек может лишь природу доступную, а понять и объяснить человек должен весь мир. Без этого его практика есть и будет разрушительной, самоуничтожающей. Два ряда понятий имеют общее методологическое обоснование в диалектике отдельного и общего, этого действительно онтологического алгоритма и магического кристалла познания.

Мы получаем систему из трёх параметров, как это и было при анализе эксплуатации вообще: 1) человек, 2) природа доступная, 3) природа недоступная. Структурно это можно представить так:

 

человек  –          природа доступная

природа доступная – природа недоступная

Первый уровень показывает, что человек – субъект, природа доступная – объект. Второй уровень показывает, что природа доступная – субъект, природа недоступная – объект. Соответственно существует своя система отношений между человеком и природой доступной и природой недоступной. Если человек и природа недоступная предстают как субъект и объект, то природа недоступная предстаёт и как и субъект и как объект.

В субъект-объектном переводе система предстаёт как:

субъект –            объект

субъект – объект

Если заполнить пустые места предполагаемыми факторами, то мы получим своеобразную матрицу с различной последовательностью двух параметров:

субъект – объект – субъект

объект – субъект – объект

3.2.1. Человек – природа доступная

При равном обмене и взаимном использовании друг друга устанавливается не только равновесие – гармония между человеком и природой доступной, но и равновесие и гармония человека самого с собой и доступной природы с собой. Если мы исходим из равенства человека и доступной природы, то, убрав опосредования, мы получаем, что человек существует за счёт самого себя, а природа доступная за счёт самой себя. Если же опять включить опосредование, но сделать его не внешним, а внутренним, то мы получим, что человек осуществляет своё воспроизводство за счёт природы доступной, заключённой в нём самом, в то же время природа доступная осуществляет своё воспроизводство за счёт человека внутри самой себя. Используя-эксплуатируя природу доступную, человек использует – эксплуатирует самого себя. Природа доступная есть не что иное, как природа самого человека, и между природой доступной – внешней и природой человека – внутренней нет различия. Это одна и та же природа, они едины.

Единственный пример научного анализа перехода внешних противоположностей во внутренние и обратно дан Марксом при исследовании развития форм стоимости.

Если мы берём за исходную отправную точку эквивалентность и равновесие между человеком и доступной природой, то это равновесие может быть стагнационным и динамическим. Рост народонаселения и производства должен приводить к соответствующему росту доступной природы как условия существования человека. Это достигается за счёт, во-первых, пространственного расширения воздействия человека на окружающий мир, во-вторых, за счёт углубления в структурные уровни материи. Как первое, так и второе достигается благодаря техническому прогрессу. Если исходить из этого эквивалентно-равновесного, динамического варианта, то у человека есть оптимистическая перспектива длительного, очень длительного существования, бесконечного развития производства, но этот разумный вариант только один из бесчисленного множества тупиковых. Найти этот разумный вариант методом проб и ошибок уже нельзя. Этот метод себя исчерпал. Он должен быть вспомогательным, но не определяющим.

Но равновесие между человеком и доступной природой может и не поддерживаться, что так же объективно. Важна степень неравновесности, которая может быть контролируемой и неконтролируемой.

Неконтролируемая неравновесность характеризуется стихийным ростом населения и производства, что приводит к истощению доступной природы, к подрыву её самовоспроизводства в соответствующем количественном и качественном состоянии и в определённых физико-биологических параметрах. Всё это подрывает естественные условия существования человека и обрекает его на вырождение.

Контролируемая неравновесность характеризуется направленно-ограниченным ростом населения и производства, обеспечивающего самовоспроизводство доступной природы как условия существования человека, что обеспечивает оптмистическую перспективу длительного, очень длительного существования человека. Речь, таким образом, идёт не только о том, чтобы количественно увеличить и увеличивать доступную природу, но и о том, чтобы сохранять её физико-биологические константы, сохранять качественные параметры воздуха, воды, земли в пределах антропологических требований.

Решение проблемы контролируемой неравновесности наталкивается на непреодолимые, почти непреодолимые преграды этнических, национальных, религиозных, политических, идеологических, культурных различий. Неприязнь, вражда, подозрительность исключают возможность найти общий язык для выработки единой рационально-глобальной политики, подчинить национальную политику задачам глобального воспроизводства человеческой жизни. Этому препятствует узаконенный плюро-релятивистский стиль мышления и демагогически-спекулятивная форма его утверждения. Единственная альтернатива гелертерски-догматизированной, технико-математизированной общественной науки современного смутного времени является ноология – наука о рационально-глобальном, реалистически-гуманистическом воспроизводстве человеческой жизни – теория научного коммунизма. Научного, а не эмоционального. Коммунизм – это не мечта голодных и нищих телом и духом, обездоленных и отверженных, прокажённых и юродивых, а реально достижимая цель и средство общественного развития. Коммунизм – это не завершённое состояние общества, не найденный телеологический смысл истории, а диалектический процесс по поддержанию равновесия сложной и постоянно усложняющейся национально-глобальной общественной системы. Для этого необходимо иметь соответствующую теоретическую основу. Теологический монизм, исторически выполнив свою роль, должен уступить место научному монизму, основой которого являются марксистская концепция диалектико-материалистического монизма, гегель-энгельсовское восхождение от единичного к особенному и всеобщему и ленинская концепция самодвижения всего сущего посредством взаимодействия противоположностей. Ленинская концепция самодвижения всего сущего вбирает в себя две предыдущие. Должно быть возрождено и узаконено Марксовое понятие «родового человека», исторически-ассоциативного (глобального) человека.

 В нашем анализе воспроизводство доступной природы осуществляется в прежних масштабах. Для этого мы «закрываем» доступную природу на себя от недоступной природы и « открываем» только на человека. При эквивалентном использовании-эксплуатации, когда взятое с природы доступной равно ей отданному, мы «закрываем» доступную природу и от человека. Также мы сначала «открываем» человека на природу доступную и рассматриваем её как условие воспроизводства человека, а при эквивалентной эксплуатации-использовании «закрываем» и человека от доступной природы, говоря, что его воспроизводство осуществляется за счёт его самого, на основе его внутреннего кругооборота. В том и другом случае мы получаем собственные воспроизводства человека и доступной природы. Мы можем «закрыть» на себя и недоступную природу и получим мир космический, существующий на основе самодвижения и саморазвития, которое лежит в основе воспроизводства человеческой жизни.

Эквивалентная эксплуатация есть общее условие и основывается на равномерности движения и развития. Объективно существующей неравномерности движения и развития соответствует неэквивалентно-непаразитическая и неэквивалентно-паразитическая эксплуатация.

3.2.2. Неэквивалентно-непаразитическая эксплуатация природы

Неэквивалентно-непаразитическая эксплуатация предполагает рост народонаселения и производства при соответствующем расширенном воспроизводстве доступной природы, которая остаётся в относительно неизменённых масштабах. Доступная природа остаётся постоянной относительно растущего населения и производства или полностью себя воспроизводит, количественно и качественно, как за счёт человека, так и за счёт недоступной природы. Недоступная природа бесконечна и как источник воспроизводства доступной природы не может иссякнуть. Таким образом, рост народонаселения и производства должны идти в пределах расширенного воспроизводства доступной природы и не могут его обгонять. Если мы отвлечёмся от возврата вещества и энергии от человека для воспроизводства доступной природы, то можно предположить, что доступная природа полностью осуществляет своё воспроизводство за счёт недоступной природы. В этом случае мы можем отвлечься и от доступной природы и считать, что рост народонаселения и производства или расширенное воспроизводство человека, осуществляется за счёт недоступной природы. Тогда доступная природа выступает своеобразной фабрикой по потреблению и переработке вещества и энергии, поступающей от недоступной природы, которую, в конечном счёте, использует человек для своего воспроизводства. Если учесть, что ресурсы недоступной природы безграничны, безграничными являются и возможности расширенного воспроизводства доступной природы, то, следовательно, безграничными являются возможности существования человека и его роста, как условия этого существования. Это реалистически-оптимистический взгляд на будущее человека, на период в шесть миллиардов лет, пока будет светить Солнце – близлежащий источник энергии недоступной природы. Если полагать, что доступная природа не может быть увеличена в своих размерах и в состоянии пребывать лишь в тех же параметрах, тогда нужно и можно определить величину «продукта», которую она безболезненно может отдавать, учитывая её потенциал воспроизводства. Если может быть определена величина доступной природы и «эффективность её производства», тогда можно определить, какой должна быть оптимальная величина населения и производства, которая была бы безболезненной для доступной природы. Это даст возможность человеку «вписаться» во всеобщий круговорот материи. Для воспроизводства человеческой жизни необходима не только личная, национальная, глобальная, но и космическая бухгалтерия.

3.2.3. Неэквивалентно-паразитическая эксплуатация природы

Неэквивалентно-паразитической эксплуатацией называется такая эксплуатация, при которой доступная природа, как условие существования человека, не осуществляет своего собственного воспроизводства и приходит в состояние упадка, деградирует, вырождается, что приводит к деградации и вырождению человека. Этот процесс истощения доступной природы и её деградации может происходить и происходит до определённого момента на фоне бурного технического прогресса, роста масштабов производства и роста населения. Такое состояние возможно в том случае, когда величина потребляемого человеком с доступной природы продукта такова, что не компенсируется возвращаемым от человека и получаемым от недоступной природы веществом и энергией. Происходит её относительное сокращение и нарушение её внутреннего воспроизводственного процесса, её распад. Для самой же природы, в целом, она переходит лишь в иное состояние, но такое, которое, как условие существования человека, не адекватно его природе. Идёт как количественное изменение доступной природы, так и её качественное преобразование. Процессы же качественного преобразования, если даже и могут быть поняты человеком, то не могут быть им направляемы, ибо у него для этого недостаточно ресурсов. Реальное же состояние дел таково, что можно с твёрдой уверенностью констатировать факт преобладания хищнического, паразитического отношения к доступной природе, а учитывая единство человека и природы – хищнического паразитического отношения к самому себе. Этот простой, но трагический вывод напрашивается сам собой, если мы исходим из идеи не противопоставления, а единства человека и природы. Поэтому все попытки обвинить в сегодняшних проблемах технику, экономику и несовершенную человеческую природу необоснованны, но настойчивые попытки некоторых социальных групп и некоторых учёных убедить, что во всём виноваты технический прогресс и несовершенство человека, заставляют усмотреть не просто непонимание, а злой умысел. Нельзя, да и унизительно для человеческого разума, списывать сегодняшнее критическое состояние глобального воспроизводства человеческой жизни на теоретические трудности решения этих проблем. Теоретически эти проблемы разрешимы, если свою логику идей мы будем строить на основе логики вещей. Труднее, даже в определённой степени невозможно, решать эти проблемы практически. Варварское, хищническое, паразитическое отношение человека к доступной природе и к самому себе лежит в антагонизме социальных отношений лиц, сословий, классов, наций, политических систем. Этот антагонизм не может быть снят или компенсирован художественно-языческим восторгом красотой природы, абстрактным воспитанием абстрактного эстетизма. Вопрос, таким образом, в осуществлении политики хищнического, варварского отношения к природе и к самому себе, если и не ставящего сознательной цели самоуничтожения, то получающего его как «непредвиденное последствие» как говорил Гегель.

Огромный деструктивный эмпирический материал всех сфер воспроизводства человеческой жизни должен был бы ужаснуть, привести в трепет человечество относительно его дальнейшей судьбы и поднять на теоретическую и практическую работу и борьбу. Однако, наступил паралич воли и мысли. Господствующие и эксплуататорские сословия и классы впрыскивают яд теоретического плюрализма и политических раздоров как условие сохранения своих материальных привилегий.

Запаздывание осознания опасности есть опять же не результат неспособности разума адекватно отражать ухудшающуюся ситуацию, но результат сознательного отвлечения разума от этих проблем под прикрытием секретности, некомпетентности и т. п., вызванного борьбой материальных интересов, сословий, классов, наций. Маркс писал Кугельману: «...Безусловный интерес господствующих классов требует увековечения бессмысленной путаницы. Да и за что же, как не за это, платят сикофантам-болтунам, которые козыряют в науке тем, что в политической экономии вообще не разрешается мыслить?»

В основе неэквивалентно-паразитической эксплуатации человеком природы лежит неэквивалентно-паразитическая эксплуатация человека человеком.

Исторически эксплуатация человека человеком вырастает из эксплуатации человеком природы. Другими словами, социальная эксплуатация есть превращенная форма естественной эксплуатации. Социальная эксплуатация, вырастая из естественной и обретая относительную самостоятельность, оказывает обратное воздействие на своё исходное основание.

3.3. Социальная эксплуатация вообще

Общественный характер воспроизводства человеческой жизни предполагает не только отношения человека к природе, но и отношение человека к человеку. Соответственно, существует не только эксплуатация-использование природы, но и эксплуатация- использование человека. Человек является не только субъектом, но и объектом, не только активным, но и пассивным, не только целью, но и средством, не только использующим другого, но и используемым другим в воспроизводстве индивидуальной жизни. Одним словом, человек всегда выступает в этом субъект-объектном двуединстве. Внешнее субъект-объектное отношение человека к человеку есть внутреннее субъект-объектное отношение человека к самому себе. Человек как субъект имеет сам себя объектом для себя. Следовательно, отношение человека к другому человеку есть отношение к самому себе. Как мы относимся к другому человеку, так мы относимся к себе. Как мы относимся к себе, так мы относимся к другому человеку. Это фундаментальное положение нашло отражение в стихийном реализме трудящихся масс – сказки, поговорки – и закреплено как один из догматов религии. Если человек есть одновременно и субъект и объект, то два вступающие в отношения человека предстают как внешние формы – полюса этого внутренне единораздельного человека.

Эквивалентность взаимоиспользования человека человеком основывается и приводит к тождественности и идентификации взаимодействующих людей. Однако в реальной действительности в каждый момент человек никогда не бывает тождественен сам себе. Только абсолют – Дао, Логос, Нус, Идея, Бог, Мир всегда тождественны сами себе.

 Такое непосредственное отношение к самому себе (через другого) лежит в основе этических нормативов всех мировых религий. Оно лежит в основе всей системы отношений человека к действительности как к инобытию самого человека. Раскрывается тайна производительных сил как внешнее проявление внутреннего потенциала родового человека. Во внешней истории человеческого общества мы не выходим за пределы внутренней структуры человека, за пределы самого человека. Непосредственное отношение человека к самому себе (через отношение к другому) устанавливает исходные нормативы гуманизма и приводит кодекс внешнего общественного поведения к внутренней природе человека, подводя под общий знаменатель многообразие норм и оценок общественной жизни. Возможность длительного, очень длительного существования человека заключена в нём самом и в его силах реализовать эту возможность. Отсюда оценка человека и его поступков должна быть истинно человеческой, взятой из его природы, а не привнесённой откуда-то извне.

 

3.3.1. Эквивалентно-неэквивалентная эксплуатация в системе «человек – общество»

Человек как подлежащее двуедин. Он производит продукт, который делится, по структуре человека, на необходимый и прибавочный. Что имеется в человеке, участвует в производстве и отражается в продукте. Так как в человеке – подлежащем «человек и общество» – предикаты, то человек-предикат «производит» необходимый, общество-предикат «производит» прибавочный продукт. В этом случае, человек как подлежащее производит двуединый продукт и весь его потребляет. Так как «человек и общество» взаимодополняют и взаимообусловливают друг друга, то необходимый и прибавочный продукты также взаимообусловливают и взаимодополняют друг друга. Необходимый продукт обеспечивает воспроизводство человека непосредственно, а прибавочный – опосредованно, через воспроизводство общества, как условия существования отдельного человека. Обе части расходуются производительно с точки зрения воспроизводства человеческой жизни. С той же точки зрения система «человек – природа» предполагает производство продукта, делённого на необходимый и прибавочный. Необходимый воспроизводит человека, прибавочный – природу. В той мере, в какой человек и природа участвуют в производстве, в той же мере произведённый продукт делится на необходимый и прибавочный и должен идти на воспроизводство этих факторов производства. Потребляемая природа должна воспроизводиться. Таким образом, воспроизводство природы двойственно: самовоспроизводство и воспроизводство посредством человека, недоступная и доступная природа.

Если брать не систему «человек – природа» как внешнее, а брать её как внутренние параметры отдельного человека, то произведённый продукт, делённый на необходимый и прибавочный, весь идёт на воспроизводство отдельного человека, только внутренняя природа человека воспроизводится не непосредственно, а опосредованно, через воспроизводство внешней природы. Итак, система «человек – общество» и «человек – природа» функционируют по одному и тому же принципу. Эти системы проникают друг в друга.

Взаимодополнение и единство человека и общества, человека и природы предполагает взаимодополнение и единство необходимого и прибавочного продукта, их гармонию как отражение гармонии человека и общества, человека и природы, рабочего и капиталиста, тела и сознания, физического и умственного труда. Это исходная научная констатация или гармония, уравновешенность вещи в себе и вещи для нас. Это абстракция, но абстракция реально существующая.

Только на этой основе можно говорить о возможности рационально-реалистического, глобально-гуманистического воспроизводства человеческой жизни.

3.3.2. Паразитическая социальная эксплуатация

Паразитической социальной эксплуатацией является такая эксплуатация человека человеком, которая приводит к подрыву существования эксплуатируемого, исключает возможность его полноценного воспроизводства.

Паразитическая социальная эксплуатация может быть экзистенциальной и экономической.

 Экзистенциальная паразитическая социальная эксплуатация основывается на присвоении продуктов чужого труда.

Экономическая паразитическая социальная эксплуатация основывается на присвоении чужого труда.

3.4. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация

При экзистенциальной эксплуатации изымаются не просто продукт труда, а продукт труда как условие существования производителя. (Слово «экзистенциальная» есть лишь перевод слова «существование».)

Экзистенциальная паразитическая эксплуатация как изъятие, отторжение продуктов чужого труда может быть непосредственной по системе «человек – человек» или опосредованной по системе «человек – общество – человек». Если эксплуатация человека человеком вообще предполагает взаимное предоставление услуг и использование друг друга на эквивалентных началах как условие взаимного опосредованного воспроизводства, если неэквивалентно-непаразитическая эксплуатация предполагает отторжение – изъятие прибавочного продукта на неэквивалентных условиях как условие воспроизводства общих условий существования человека, то экзистенциально-паразитическая эксплуатация не имеет с ними ничего общего – это изъятие у производителя продуктов труда без предоставления ему какого-либо эквивалента и без создания общих условий его существования. Не имеет значения, каким способом осуществляется изъятие продуктов чужого труда – грабежом или спекуляцией. Непосредственно-экзистенциальная паразитическая эксплуатация связана с изъятием части необходимого продукта.

Опосредованно-экзистенциальная паразитическая эксплуатация связана с изъятием части прибавочного продукта, прошедшего каналы общественного перераспределения. Как в том, так и в другом случае паразитизм заключается в подрыве условий существования человека, в деградации личности, сословия, класса, нации, человечества. Вся истории сословно-классовых цивилизаций есть история борьбы паразитизма господствующих сословий и классов со здоровьем индивидуального и общественного организма. На этой основе исторически возникает и логически развивается антагонизм конкуренции и паразитизм эксплуатации, антагонизм между воспроизводством человеческой жизни как постоянно действующей и конечной целью человеческого существования и социально-паразитической формой реализации этой цели.

Установление разумного порядка в обществе не есть уничтожение эксплуатации вообще, но уничтожение паразитической эксплуатации. Тот факт, что Маркс сводил эксплуатацию к экономической, паразитической не исключает того, что эксплуатация не имеет других определений.

3.4.1. Непосредственная экзистенциальная паразитическая эксплуатация

Формы изъятия – присвоения части необходимого продукта при непосредственной экзистенциальной паразитической эксплуатации многообразны: от прямого грабежа до узаконенного воровства. Все они связаны с присвоением продуктов чужого труда. К ним относятся: грабёж, воровство, рэкет, гангстеризм, мафия, наркобизнес, спекуляция, взятки, вымогательства, подношения, подкуп должностных лиц, обсчёт, обмер, обвес, обман, завышенные нормы, усушки, утряски, списывания, навар, «теневая экономика» и т. д. и т. п.

Профессор В. В. Каргалов учёл тяготы русского народа при экзистенциальной паразитической эксплуатации его в период владычества Орды: ям, тамга, мыт, дары, почестья, пошлины, поминки, выходные, памятное, поклонное, кормное, становое, выездное, мимоезжее, ловитва и просто ничем не мотивированные вымогательства продуктов чужого труда.

Каждая историческая эпоха и нация имеет свои формы экзистенциальной, паразитической эксплуатации. Разнятся они и по религиозным, этническим, географическим и даже психологическим признакам. Всё это не имеет никакого отношения ни к частной, ни к общественной форме собственности на средства производства, но всё это связано с присвоением продуктов чужого труда.

3.4.2. Опосредованная экзистенциальная паразитическая эксплуатация

Если непосредственная экзистенциальная, паразитическая, хищническая экпроприационная эксплуатация связана с присвоением части необходимого продукта, то опосредованная экзистенциальная паразитическая эксплуатация связана с присвоением части прибавочного продукта через опосредованное звено общественного воспроизводства – государство. В этом же ряду стоит и церковь, как политический институт с её теократической эксплуатацией.

Спекулятивно прикрываясь выполнением общественно необходимых функций, господствующие сословия и классы присваивают часть прибавочного продукта не только в узаконенной обществом форме как плату за выполнение общественной функции, но и вне узаконенных.

При высоком уровне обобществления производства и при соответствующей роли государства в централизованно-управляемом обществе, поднимается и роль государственного бюджета, через который само общество может стать и становится объектом для опосредованной экзистенциальной паразитической эксплуатации. Государственный бюджет становится «лично» ничейным, деперсонифицированным. Труженик растворяется в некоем абстрактном туманно-неопределённом существе, который производит, но не распоряжается своим продуктом. Возрождается гегелевское положение, что масса, – это те, кто не знает, что они хотят. Возникает новая форма фетишизма, трансцендентности и иррациональности.

Политико-экономическое насильственное формирование методом развёрстки государственного бюджета, посредством установления произвольных норм отчислений от прибыли и других платежей, порождает соответствующее насильственное, обманное его распределение – растаскивание. Все нападают на государство как на нечто враждебное и противостоящее всему обществу. Нападают на государственный бюджет. Все стремятся урвать из него как можно больше. «Выбивание фондов со скрежетом в зубах». Вырабатываются соответствующие стиль и наука, формируются кланы, мафия и лобби. При растаскивании государственного бюджета появляется своя конкуренция ведомств и регионов страны. Лобби, мафия, кланы влияют на выработку и выбор идеологических, политических, социальных и национальных приоритетов. При конкуренции за свою и чужую долю в государственном бюджете и национальном доходе устанавливается своя норма государственного бюджета на влияние как средняя норма прибыли на капитал.

Деперсонификация государственного бюджета открывает широкие возможности для злоупотреблений и финансово-экономических манипуляций в интересах государственно-чиновничьей, бюрократической, паразитической верхушки. При высоком уровне централизации и отсутствии контроля со стороны законодательных органов за использованием государственного бюджета, открываются возможности для хищнического, паразитического его растранжиривания.

Опасным является и то, что местная – областная и республиканская бюрократия, из того же самого государственного бюджета, разлагает подачками и подношениями центральную, государственную, московскую бюрократию, выколачивая огромные капитальные вложения и выбрасывая их в воду, в землю и болота.

Наиболее опасным следствием такого положения является развращение рядовых граждан общества, которые перестали воспринимать государство, его бюджет условием собственного существования и которые также как и господствующие социальные группы, по мере сил и возможностей, стремятся использовать любой случай, чтобы что-то урвать у ближнего и дальнего. Идёт растаскивание государства теми людьми, которые его не строили. В сегодняшнем обществе не осталось ни одной социальной группы, почти ни одного субъекта, который бы так или иначе, в той или иной форме и в той или иной мере не участвовал бы в этом всеобщем разбазаривании государства, в социально-натуральном, экзистенциальном паразитизме.

3.4.3. Форма опосредованной экзистенциальной паразитической эксплуатации

К формам опосредованной экзистенциальной паразитической эксплуатации может быть отнесено казнокрадство, имеющее длительную и прочную традицию в России.

Бюрократическая экзистенциальная паразитическая эксплуатация – плата за неиспользование права вето бюрократом в искусственных процедурах безответственных согласований, это использование служебного положения по изъятию средств из социальных фондов или присвоение материальных благ как экономическая форма реализации служебного положения. Эта форма экзистенциальной паразитической эксплуатации является движущей силой карьеры неофита, его патологического желания приобщиться к материальным благам «сонмища святых», портреты которых периодически выносят из галереи.

Кроме того, пользование общественными фондами следует рассматривать как экономическую форму реализации политического господства.

 Использование служебного положения реализуется в виде различных льгот, спецмагазинов, туристических и служебных заграничных поездок, внеочередного получения жилья, дачных участков, санаторных путёвок и т. д. и т. п.

Опосредованной экзистенциальной паразитической эксплуатацией – присвоением продуктов чужого труда занимается огромная армия артистов, художников, писателей, участников художественной самодеятельности, спортсменов, которые, будучи профессиональными, рядятся под самодеятельные и добровольные и живут далеко не безбедно за счёт выплат из государственного бюджета и средств предприятий.

Возродилась и растёт феодальная материально-содержательная титулатура: различного рода звания. Раздаются награды как после окончательной всемирно-исторической победы Добра над силами Зла. Титулы, награды, премии дают материальные привилегии, меняют и утверждают социальное положение титулованных, награждённых, премированных, но едва ли всегда отражают соответствующий уровень мастерства, полезности, прибыльности.

В экономической сфере опосредованная экзистенциальная паразитическая эксплуатация реализуется путём приписок, завышения норм расходования материалов, сырья, энергии, «накручивания» сметной стоимости, упрощения проектов без пересмотра сметной стоимости, двойной и тройной бухгалтерии. Идёт безудержная паразитическая эксплуатация – присвоение продуктов чужого труда из государственного бюджета. И те, кто его контролирует и распределяет, понимают и знают, что степень их социальной значимости определяется контролем над распределением государственных средств. Вне этой функции они не представляют социальной ценности и, как личности мало что значат. Поэтому они будут до конца отстаивать административно-централизованную систему управления.

Переплетение непосредственной и опосредованной экзистенциальной, паразитической, хищнической, экспроприационной эксплуатации даёт тот особый морально-психологический настрой нации, когда каждый пронизан трепетной страстью урвать у ближнего и дальнего всё, что можно, и то, что даже нельзя. Тысячелетиями воспитываемая религией сдерживающая мораль отброшена как дворянско-буржуазный предрассудок. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация деморализует людей и приводит к снижению нравственного уровня народа.

Следует указать ещё на одну, специфически российскую форму экзистенциальной паразитической эксплуатации – эксплуатация национальными меньшинствами своей бывшей метрополии под прикрытием выравнивания уровней развития производительных сил. Эта форма экзистенциальной паразитической эксплуатации подрывает несущую опору государства. Она могла возникнуть при бюрократическом перераспределительном механизме и неверно выбранных государственных приоритетах.

Какими же нужно располагать материальными и моральными ресурсами, чтобы покрыть расточительность, некомпетентность, непрофессионализм и паразитизм «коррумпированной номенклатуры» и современного бизнеса? Полагаю, что для этого не хватит всех материальных ресурсов земного шара и оставшегося морального потенциала человечества. Расточительность, которую мы наблюдаем сегодня, может быть сравнима только со строительством египетских пирамид, и возможна она при политическом произволе, прикрываемом мессианскими идеями.

Логика спекулятивного доказательства. Понимание экзистенциальной эксплуатации не представляет особого труда, если предмет рассматривать в чистом виде. Однако «научные» спекуляции вокруг неё – дело весьма серьёзное. Существует, видимо, какая-то математическая зависимость между разрывом логики вещей и логики интересов господствующих сословий и классов, с одной стороны, и возможность объективного теоретического вскрытия и субъективного спекулятивного сокрытия этого разрыва – с другой. С обеих сторон вскрывающих и скрывающих степень разрыва логики вещей и логики интересов требуется отвага: отвага социальной лжи и отвага стремления к истине.

Когда ясно видится, то легко понимается, убеждается и труднее спекулируется. Явный разрыв эгоистических целей с общественными, условно (90 : 10) вскрывается легко и доказывается множеством фактов. Такой разрыв труднее скрыть спекуляцией, то есть 10 выдать за 90. Когда же приоритет эгоистических целей над общественными минимальный, условно (51 : 49), то есть 51 – корпоративный эгоизм, а 49 – общественные цели, то такое соотношение вскрывается труднее. Его можно умозреть только на широком историческом фоне. Современное состояние глобального воспроизводства человеческой жизни характеризуется именно такой пропорцией деструктивного и конструктивного. Это выработало особый стиль постепенной, но стабильной физической и научной деградации, выработало новые «правила социальной и научной игры»: видимость научности и полемики, видимость взаимного уважения и соответственно конвенциальное согласие, что всё идёт хорошо. Грань между деструктивным и конструктивным очень тонка и паразитирующие сословия, классы, нации достаточно легко могут превратить 49 в 51, тем более, что для этого имеется богатейший исторический опыт. Для защиты общественных интересов нужна иная логика доказательства. Здоровые физические и интеллектуальные общественные силы не имеют исторического опыта постоянной защиты основных жизненных констант человеческого существования, но способны на спорадические, конвульсивные акции, которые на время сбрасывают паразитизм господствующих сословий и классов, но которые снова овладевают общественным организмом и душат его до следующего взрыва. Конвульсивные взрывы по самосохранению становятся всё более и более разрушительными и перестают выполнять стабилизирующую функцию воспроизводства человеческой жизни. Всё это создаёт условия для длительного, постепенного удушения жизни, доведение её до полного паралича, суть которого в разрушении всех нравственных, интеллектуальных и материальных жизненных центров, но разрушении постепенном, а не единовременном. Постепенная деградация является наиболее опасной, ибо официально насаждаемая узость исторического кругозора даёт ощущение неотвратимости. Страшит не паразитизм сам по себе, а спекулятивно теоретически доказанный, государственно утверждённый и в законах закреплённый, приводящий к организованной, постепенной, тихой, безысходной, этически оправданной и эстетически оформленной, сладострастной и собой довольной, глобальной деградации рода человеческого.

3.4.4. Соотношение экзистенциальной и экономической эксплуатации

 Итак, экономическая эксплуатация связана с присвоением чужого труда.

Экзистенциальная эксплуатация связана с присвоением продуктов чужого труда.

Экономическая эксплуатация основывается на частной собственности на средства производства.

Экзистенциальная эксплуатация не связана с формой собственности на средства производства. Она существует при общинной, частной и общественной собственности.

Исторически, экзистенциальная эксплуатация предшествует экономической. Экономическая эксплуатация на основе частной собственности на средства производства вырастает из и стоит на экзистенциальной. Экономическая эксплуатация есть продолжение и превращённая форма экзистенциальной. Экзистенциальная эксплуатация возникает с появлением прибавочного продукта. Экономическая эксплуатация возникает с частной собственностью. Частная собственность возникает значительно позже прибавочного продукта.


Логически экзистенциальная эксплуатация составляет фундамент экономической, поэтому она возникла раньше экономической и должна исчезнуть позже. Экономическая эксплуатация возникает позже и должна исчезнуть и исчезает раньше.

Схематично, это выглядит следующим образом:


 

1

2

3

4

5

6

7

Исторические этапы

Первобытнообщинный строй

Сословное общество

Рабовладение

Феодализм

Капитализм

Социализм

Коммунизм

Виды паразитической эксплуатации

экономическая

экзистенциальная

Мы получаем семь условных этапов.

1. При первобытно-общинном строе никакой паразитической эксплуатации, ни по видам, ни по формам, не было. Это было вынужденно стихийно-рациональное, наивно-реалистическое общество, вошедшее в историю как «золотой век».

2. В сословном обществе, с возникновением прибавочного продукта, возникает первый вид паразитической эксплуатации – экзистенциальная – присвоение продуктов чужого труда старейшинами, жрецами, вождями племён. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация существует здесь при общинной собственности на средства производства.

Экзистенциальная эксплуатация, в свою очередь, генетически вырастает из натуральной эксплуатации, из эксплуатации человеком природы.

3. При рабовладельческом строе сохраняется экзистенциальная паразитическая эксплуатация и возникает экономическая паразитическая эксплуатация на основе частной собственности на средства производства. Таким образом, при рабовладении сосуществуют два вида эксплуатации. Они переплетаются, взаимопроникают друг в друга, образуя сложный клубок социальных противоречий. С возникновение государства появляется разновидность экзистенциальной паразитической эксплуатации – опосредованная экзистенциальная паразитическая эксплуатация. Экономическая паразитическая эксплуатация является доминирующей по отношению к экзистенциальной и определяет собой общественный способ производства. Частная собственность на средства производства возникает как способ, средство узаконения и освящения прав присвоения продуктов чужого труда. Другими словами, присвоение чужого труда – средств производства, – имеет смысл только как условие присвоения продуктов чужого труда. На основе этого мы можем говорить о том, что экономическая паразитическая эксплуатация вырастает из экзистенциальной или экономическая паразитическая эксплуатация есть продолжение экзистенциальной и её превращённая форма. Конечным результатом обоих видов эксплуатации является присвоение продуктов чужого труда. Только экзистенциальная эксплуатация осуществляет это непосредственно, а экономическая – опосредованно, через присвоение чужого труда. Это и есть развитие эксплуатации. Экзистенциальная эксплуатация, раз возникнув, не исчезает, а сохраняется как в первоначальном, так и в превращённом виде. Поэтому переплетение экзистенциальной и экономической эксплуатации не должны заслонять их абсолютную самостоятельность.

4. Феодализм, так же как и рабовладение, имеет и экзистенциальную и экономическую паразитическую эксплуатацию. Экономическая паразитическая эксплуатация, раз возникнув из экзистенциальной, приобретает самостоятельность и своё собственное развитие. Не остаётся без изменений и экзистенциальная паразитическая эксплуатация.

5. Капитализм, так же как и рабовладение и феодализм, имеет и экзистенциальную и экономическую паразитическую эксплуатацию. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация при капитализме вбирает в себя все формы предыдущих этапов и добавляет свои. То же самое и с экономической паразитической эксплуатацией.

6. Социализм, как переходный период к коммунизму, характеризуется упразднением экономической паразитической эксплуатаций на основе частной собственности на средства производства (частной собственности II). При социализме остаётся экзистенциальная паразитическая эксплуатация на основе присвоения продуктов чужого труда, без частной собственности на средства производства. Социализм ликвидирует не вообще паразитическую эксплуатацию, а только одну из её разновидностей – экономическую паразитическую эксплуатацию. В этом качественная определённость социализма и его историческое предназначение как переходного периода к обществу без паразитической эксплуатации вообще. Историческое значение социализма как переходного этапа к обществу без паразитической эксплуатации вообще состоит в том, чтобы организационными, рационально-управленческими и воспитательными мерами, используя регламентирующе-регулирующие функции государства, свести на нет экзистенциальную паразитическую эксплуатацию.

Историческая миссия социалистической революции заключается в ликвидации экономической паразитической эксплуатации на основе частной собственности на средства производства.

Историческая миссия коммунистической революции заключается в постепенной организационно-направленной ликвидации экзистенциальной паразитической эксплуатации.

Ликвидация паразитической эксплуатации вообще начинается в обратной последовательности исторического возникновения её форм. Экономическая паразитическая эксплуатация возникает второй, а упраздняется первой. Экзистенциальная паразитическая эксплуатация возникает первой, а упраздняется второй, или должна упраздниться второй.

Мы единовременным актом ликвидировали экономическую паразитическую эксплуатацию. Если внимательно присмотреться к современному капитализму, то можно обнаружить процесс постепенного исчезновения экономической паразитической эксплуатации. При современном социализме и капитализме цветёт и благоухает экзистенциальная паразитическая эксплуатация, дающая весь тот букет острейших социальных и экологических проблем, дестабилизирующих глобальное воспроизводство человеческой жизни.

У человечества есть многовековой опыт борьбы с экономической паразитической эксплуатацией. Но у него нет опыта по борьбе с экзистенциальной паразитической эксплуатацией, которая имеет более длительную историю и более тонкие и изощрённые формы.

Тот факт, что попытка ликвидации экзистенциальной паразитической эксплуатации оказалась неудачной, не снимает задачу теоретического понимания проблемы и её практического решения.

Если экономическая паразитическая эксплуатация персонифицирована определённым классом, то экзистенциальная паразитическая эксплуатация растекается по социальным группам и не имеет ясно очерченных социальных контуров. Она наиболее опасна.

7. Коммунизм – общество без экономической паразитической эксплуатации и без экзистенциальной паразитической эксплуатации, но не без эксплуатации вообще. Натурально-социальная и социально-натуральная, эквивалентная, эквивалентно-неэквивалентная и неэквивалентно-паразитическая эксплуатация были, есть и будут всегда, без этого невозможно воспроизводство человеческой жизни. Исчезает только один вид – хищническая, экспроприационная, паразитическая эксплуатация человеком природы и человеком человека, дестабилизирующий воспроизводство человеческой жизни. В этом случае коммунизм предстаёт не как завершающий этап исторического развития общества, не как заключительный аккорд истории, а как начало рационально-конструктивного воспроизводства человеческой жизни в противоположность предыдущему стихийно-конструктивному периоду паразитически эксплуататорских формаций. Отсюда становится понятным марксово положение о «предыстории» человечества.

Итак, антагонистическая конкуренция и паразитическая эксплуатация порождают деструктивный технический прогресс, который дестабилизирует воспроизводство человеческой жизни. Человеческая жизнь, как любое логическое подлежащее, имеет свою собственную структуру и систему определений и должна быть рассмотрена через материалистическое понимание истории – марксистский принцип исторического материализма.