СТРУКТУРА СИСТЕМЫ

Развернутая структура

КРАТКОЕ ИЗЛОЖЕНИЕ

Пролог и краткое изложение работы


СИСТЕМА "ЧЕЛОВЕК И МИР"

Дело сегодняшнего дня

ПРЕДМЕТ, СТРУКТУРА, МЕТОД, СИСТЕМА

I. Предмет.

II. Генетическая структура сущего

A. Генетическая структура мира

Б. Генетическая классификация наук

III. Структура воспроизводства человеческой жизни

А. Индивидуальное воспроизводство человеческой жизни

Б. Натуральное воспроизводство человеческой жизни

В. Социальное воспроизводство человеческой жизни

IV. Метод

V. Система определений

ЧАСТЬ 1 . ЭВРИСТИКА

I. Концепция диалектико-материалистического монизма

II. Концепция гносеологического восхождения от единичного

к особенному и всеобщему

III. Концепция самодвижения всего сущего

ЧАСТЬ II. МЕТОДОЛОГИЯ

РАЗДЕЛ I. АКСИОМАТИКА

ГЛАВА 1. МАТЕРИАЛИЗМ

I. Принцип вечного круговорота материи

а. Диалектика простого и сложного

б. Гипотезы круговорота материи

1. Континуальные гипотезы круговорота материи

2. Квантуальные гипотезы круговорота материи

в. Диморфная гипотеза материи

3. Эмерджентные гипотезы происхождения материи

г. Законы круговорота материи

1. Закон сохранения

2. Закон отрицания отрицания

3. Закон перехода количественных изменений в качественные

4. Закон неравномерности движения и развития форм материи

II. Принцип логического материализма

1. Мировоззренческие позиции в идеологии

2. Методологические позиции в идеологии

3. Система концептуально-методологических позиций  в идеологии

III. Принцип исторического материализма

а. Материальное воспроизводство человеческой жизни

1. Экзистенциальное воспроизводство человеческой жизни

2. Экзистенциальное воспроизводство человеческой жизни

4. Экономическое воспроизводство человеческой жизни

5. Эргономическое воспроизводство человеческой жизни

б. Интеллектуальное воспроизводство человеческой жизни.

1. Нравственные отношения между людьми

2. Психические отношения между людьми

3. Социальные отношения между людьми

4. Идеологические отношения между людьми

5. Политические отношения между людьми

в. Человек - творец истории

ГЛАВА II. ДИАЛЕКТИКА

I. Типы объективных противоречий

а. Противоречия внешние и внутренние

б. Противоречия обратимые и необратимые

в. Противоречия синхронные и асинхронные

г. Противоречия антагонистические и неантагонистические

д. Противоречия основные и неосновные

е. Противоречия главные и неглавные

II. Диалектика основного и главного противоречий

III. Субъективная логика диалектического противоречия

а. Альтернативная логика "ИЛИ - ИЛИ"

б. Негативная логика "НИ - НИ"

в. Позитивная логика "И - И"

г. Субъективно- диалектическая логика интересов

д. Объективно-диалектическая логика вещей

IV. Диалектика конкретного и абстрактного

а. Принцип единства и многообразия

б. Принцип отдельного и общего

в. Закон двойного раздвоения

РАЗДЕЛ II. СИСТЕМАТИКА

ГЛАВА III. ТАКСОНОМИЯ

I. Постулат структурного детерминизма

1. Принцип единичности

2. Принцип особенности

3. Принцип всеобщности

ГЛАВА IV. КОНЦЕПЦИЯ САМОДВИЖЕНИЯ ВСЕГО СУЩЕГО

II. Постулат предикативного детерминизма

1. Принцип специфики

2. Принцип координации

3. Принцип субординации

а. Тройственный закон

б. Закон двойственного деления

ЧАСТЬ III. ЛОГИКА

СИСТЕМА ОНТОЛОГИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

ЧАСТЬ IV. КАТЕГОРИАЛЬНО-ДИАЛЕКТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ РОДОВ СУЩЕГО

Категориально - системный энциклопедизм

1.1. СИСТЕМА НАТУРАЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ

1.2. СИСТЕМА АСТРАЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ

1.3. СИСТЕМА МИНЕРАЛЬНЫХ КАТЕГОРИЙ

1.4. СИСТЕМА БИОЛОГИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

1.5. СИСТЕМА АНТРОПОЛОГИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

2. СИСТЕМА ГНОСЕОЛОГИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

3.1. СИСТЕМА ТЕЛЕОЛОГИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

3.2. СИСТЕМА ЭТИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

3.3. СИСТЕМА ХОМОЛОГИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ

3.4. СИСТЕМА ЭКОНОМИЧЕСКИХ КАТЕГОРИЙ


  

  Е.С.Кузьмин «Система «Человек и Мир»

 

Часть 3

ЛОГИКА

Раздел 1
СИСТЕМА ОНТОЛОГИЧЕСКИХ
КАТЕГОРИЙ

 

В соответствии с ленинской концепцией самодвижения всего сущего начнем с выявления и уяснения логической структуры онтологии.

Онтология наука о сущемпервая философия по Аристотелю.

Сущеенаивысший род всего существующего, всех реальностей: объективных и субъективных, материальных и идеальных, естественных и искусственных, взятых как в отдельности, так в той или иной их совокупной общностидерево и лес, человек и общество, особь и природа, единичное и мир.

Сущим является все то, что существует независимо от того, познаем мы его или нет, является оно объектом нашей деятельности или нет. Так, инопланетяне для нас не объективны, но это не исключает их существования. Напротив, объектом познания может быть и нечто не существующеевымышленное: Бог, Земля Санникова, литературный герой и т. п. Следовательно, понятия «сущее» и «объект» не тождественны.

Понятие «объект» – категория гносеологическая, понятие «сущее» – категория онтологическая. Сущее, как наивысший род всего существующего, является исходным объектом познаниядиалектического анализа и синтеза. Онтологические категории как определения сущего, т. е. наивысшего рода, являются предельно широкими, всеобщими и тем самым отличаются от всех других категорий как частных. Этим обусловливается их специфика, методологическое значение и необходимость начинать категориально-диалектическое определение сущего с построения системы онтологических категорий.

Система онтологических категорийзакономерный порядок определений, адекватно описывающих сущее как объект познания. В соответствии с одиннадцатым ленинским элементом диалектики: «бесконечный процесс углубления познания человеком вещи, явлений, процессов и т. д. От явлений к сущности и от менее глубокой к более глубокой сущности» , – определение сущего, как и любого другого объекта, следует начинать с указания его главных сторон, с нахождения определений первого порядка или, по Ленину, «сущности первого порядка» , затем углубляться до установления определений второго порядка или, по Ленину, «сущности второго порядка и т. д. без конца» . Однако, по Аристотелю, любое сущее определено в себеимеет ограниченное число атрибутивных предикатов, иначе при его описании пришлось бы идти в бесконечность случайных определений, «а между тем это невозможно» . В таком случае неправомерным было бы ставить вопрос о «развертывании всей совокупности моментов действительности» . Последовательное развертывание всей совокупности определений сущего и является первоочередной задачей онтологии.

В соответствии с законом двойного раздвоения любое сущее как объект познания мы с необходимостью рассматриваем в двух диалектически противоположных аспектах: конкретномв соответствии с принципом единства и многообразиякак конкретную определенность и абстрактномв соответствии с принципом отдельного и общегокак абстрактную определенность. Конкретная и абстрактная определенности, взятые в единстве, составляют онтологическую определенность первого порядка.

 

Глава 1
ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ
ПЕРВОГО ПОРЯДКА

1. Конкретная определенность

В понятии конкретная определенность отражается и выражается своеобразие сущего в его непосредственной данности. Конкретная определенность, отмечает Маркс, есть продукт мышления, переработка созерцания и представлений в понятия . Конкретная определенность, как и все в мире, многограннаединораздельна в себе. «Конкретное, – указывает Маркс, – потому конкретно, что оно есть синтез многих определений, следовательно, единство многообразного» . Любое сущее в его конкретной определенности мы воспринимаем сначала как наличное нечтов его объективной определенности, затем как нечто отличное от другогов его абсолютной определенности и, наконец, как нечто в отношении к другомув его релятивной определенности. В соответствии с законом двойного раздвоения каждая из этих определенностей является диалектически двойственной: имеются объективная, абсолютная и релятивная определенности первого и второго порядков.

Объективная определенность первого порядка

В соответствии с принципом единства и многообразия, любое сущее в его объективной определенности едино как предмет и многообразно как вещь.

Категории «предмет» и «вещь» отражают и выражают соответственно объективную определенность сущего в себе и для другого. Любое сущее прежде, чем быть чем-то для другого, должно быть чем-то в себе. «Надо сначала, – говорит Энгельс, – знать, что такое данный предмет, чтобы можно было заниматься теми изменениями, которые с ним происходят» . Никакие изменения и никакие отношения не могут быть беспредметными, т. е. без того, что изменяется в себе и что взаимодействует с другими.

Ряд оппонентов считает неправомерным различение категорий «предмет» и «вещь» и их соответственное отождествление с терминами: «вещь в себе» и «вещь для нас». Однако в аспекте данной работы нет возможности и, думается, необходимости вдаваться в обстоятельную дискуссию по каждому термину. Это сделало бы работу нескончаемой. Каждый термин, как только он вводится в систему, неизбежно становится дискуссионным. В разрозненном употреблении термины искажаются: стираются, затаскиваются, обрастают всяческими прибавлениями. Поэтому включение в систему требует их очищения и восстановления в исходном значении. Понятия человека, указывает Ленин, должны быть «обтесаны, обломаны, гибки, подвижны, релятивны, взаимосвязаны, едины в противоположностях, дабы обнять мир» .

Однозначность терминов «предмет» и «вещь в себе» устанавливает Ленин. Полемизируя с Черновым, он пишет: «предметная истинностьмышления означает ни что иное, как существование предметоввещь в себе»), истинно отражаемых мышлением» . В другом месте, характеризуя «гносеологическую позицию великого русского гегельянца и материалиста Н. Г. Чернышевского», Ленин замечает, что для Чернышевского, как и для всякого материалиста, предметы, то есть, говоря вычурным языком Канта, «вещи в себе», действительно существуют и вполне познаваемы для нас, познаваемы и в своем существовании, и в своих качествах, и в своих действительных отношениях» . Таким образом, Ленин не только идентифицирует термины «предмет» и «вещь в себе», но и предпочитает первый второму. Ленинская идентификация терминов «предмет» и «вещь в себе» открывает путь к идентификации и терминов «вещь для нас» и «вещь» и предпочтительному употреблению последнего.

Категории «предмет» и «вещь» отражают две диалектически симметричные стороны сущего: «сущее в себе» и «сущее для другого». Любое сущее не есть только «в себе» или только «для другого» – только предмет или только вещьоно есть то и другое совместно. Предмет и вещь – «вещь в себе» и «вещь для нас» – находятся в неразрывной координационной взаимосвязи между собой как тезис и антитезис, субординационная зависимость между которыми воплощается в сущем – их синтезе. Координационно-субординационная зависимость между определяемым «сущее» и диадой его предикатов предметвещь может быть моделирована в триаде объективной определенности первого порядка:

СУЩЕЕ =

Вещь

Предмет

Любое сущее едино как предмет и многообразно как вещь. Триада объективной определенности первого порядка иллюстрирует диалектическую взаимосвязь между подлежащим «сущее» и диадой его предикатов «предметвещь», определяющих сущее в соответствии с принципом единства и многообразия. Она является аналогом структурной модели принципа единства и многообразия. Но аналогия не означает их тождества. Триада объективной определенности означает лишь то, что любое сущее должно рассматриваться с двух диалектически противоположных сторон: как предмет и как вещь. Но начинать рассмотрение мы вольны с любой стороны, т. е. вольны брать за тезис как предметную, так и вещную определенности сущего. «Всякая конкретная вещь, всякое конкретное нечто, – замечает Ленин, – стоит в различных и часто противоречивых отношениях ко всему остальному, следовательно, бывает самим собой и другим» . Каждое сущее едино не только как предмет и многообразно как вещь, но и, наоборот, одним и тем же вещным отношениям может отвечать множество однородных предметов. Так, если вместо изношенных ботинок мы приобретаем новые, то они отвечают тем же вещным отношениям, удовлетворяют те же потребности, что и старые. Следовательно, принцип единства и многообразия, как диалектическая закономерность, не меняет своего значения от того, берем ли мы в качестве тезиса предметную или вещную определенности сущего. Это, однако, не снимает объективного различия между предметной и вещной определенностями сущего, а лишь выражает субъективную возможность и правомерность двоякого подхода к его рассмотрению. Так, сапожник заинтересован сшить и продать как можно большее количество ботинок, а потребитель заинтересован купить ботинки наилучшего качества.

Поскольку принцип единства и многообразия является одной из аксиоматических посылок диалектики, в соответствии с ним могут и должны быть рассмотрены и обе ипостаси сущего: предмет и вещь в их абсолютной и релятивной определенностях.

Абсолютная определенность первого порядка

В соответствии с принципом единства и многообразия, любое сущее, как предмет в его абсолютной определенности едино в бытии и многообразно в развитии.

Категория «бытие» отражает генеративную определенность сущего как предметаего неповторимость в другом. Ничто не возникает и не существует дважды. Если сущее как предмет не существует и не существовало, то оно не может быть и объектом познанияпринцип объективности. Это означает, что категория «бытие» является предельной в определении сущего, как это считал Гегель. Но это не означает, что бытие, как утверждал опять же Гегель, «не

может иметь определений внутри себя» . Ибо ничто не возникает, не родится само собой из ничего, а продуцируетсяпроизводится какими-то внешними генеративными силами, объективность которых для данного предмета на данный момент может быть уже снятой. Так, небытие родителей данного некто не означает, что их у него не было. Категория «бытие» является предельной в определении сущего в соответствии с принципом единства и многообразия. Бытие есть граница, за которой сущее не существует.

Категория «развитие» выражает трансформационную определенность сущего как предметаего внутреннее самодвижение. Ничто не пребывает в раз и навсегда данном состоянии, все течет и изменяется. «Развитие этой вещиее собственное движение» Ленин рассматривает как третий элемент диалектики.

Категории «бытие» и «развитие» отражают две неразрывные, диалектически симметричные грани сущего как предмета. Любой предмет с момента его возникновения по момент его разрушения – есть одно и то же сущее. В этом его бытие. Вместе с тем в любой данный момент предмет не тождественен самому себе, взятому в любой другой момент. В этом его развитие. «Всякое органическое существо, – пишет Энгельс, – в каждое данное мгновение является тем же самым и не тем же самым; в каждое мгновение оно перерабатывает получаемые им извне вещества и выделяет из себя другие вещества, в каждое мгновение одни клетки его организма отмирают, другие образуются; по истечении более или менее длительного периода времени вещество данного организма полностью обновляется, заменяется другими атомами вещества. Вот почему каждое органическое существо всегда то же и, однако, не то же» . То же самое относится к любому предмету. Любой предмет, пока он существует, в каждый данный момент является тем же самым и не тем же самым, в каждое мгновение предмет поглощает или излучает вещество или энергию или то и другое одновременно. Это означает, что нет бытия предмета без его развития, как нет его развития без его бытия. Значит, категория «развитие», как и категория «бытие», является предельной в определении предмета в соответствии с принципом единства и многообразия. Разумеется, что категория «развитие», как и категория «бытие», имеет в себе свои определения, но это определения второго порядка, которые будут рассмотрены в своем месте. Координационно-субординационная зависимость определяемого «предмет» с диадой его предикатов «бытиеразвитие» моделируется в триаде абсолютной определенности первого порядка:

Предмет =

Развитие

Бытие

Триада абсолютной определенности первого порядка детерминирует сущее как предметвне отношения к другому. Но вне отношения к другому сущее не только не существует, но и не может быть познано. Следовательно, рассмотрев сущее как предмет в его абсолютной определенности, надлежит рассмотреть его и как вещьв его релятивной определенности. Рассматривая сущее как предмет, мы абстрагировали его от всякого отношения к другому. Рассматривая сущее как вещь, мы, напротив, абстрагируемся на его отношении к другому.

Релятивная определенность первого порядка

В соответствии с принципом единства и многообразия, любое сущее как вещь в его релятивной определенности едино в его сущности и многообразно в его явлениях.

Категория «сущность» отражает эссенционную определенность вещиее бытие для другого. Это бытие для другого объективируется через непрерывную цепь событий. В зависимости от обстоятельств, места и времени любое сущее как вещь объективирует себя по-разному. По-разному объективируют себя и различные вещи при одних и тех же обстоятельствах, в одно и то же время, в одном и том же месте. По характеру объективации сущего как вещив его отношении к другомумы определяем его значимость, ценность, полезность, надежность и т. п.,
т. е. его сущность.

Категория «явление» отражает феноменную определенность сущего как вещи в его отношении к другомуего развитие для другого, которое объективируется через цепь событий. Данное конкретное событие, выделенное или выделившееся из цепи других, и есть явление, через которое мы познаем сущность вещей, определяем ее значимость и полезность, ценность и надежность. Это означает, что мы никогда не знаем и не можем знать всей событийной цепи бытия и развития любого сущего и всякий раз должны так или иначе воссоздавать ту или иную часть этой цепи, находить в ней предшествующие или угадывать последующие событияпричины и следствия данного явления. Так, врач по причине болезни стремится предугадать ее следствие, а следовательпо следствию установить причину преступления.

Координационно-субординационная зависимость определяемого «вещь» с диадой ее предикатов «сущностьявление» моделируется в триаде релятивной определенности первого порядка:

Вещь =

Явление

Сущность

Поскольку категории «предмет» и «вещь», как определения сущего, соотносительны между собойсоотносительными являются и их предикаты: бытие и развитие, сущность и явление. Согласно с этим категории «сущность» и «явление», как и категории «бытие» и «развитие», являются предельными определениями сущего, отвечающие принципу единства и многообразия. Таким образом, триада релятивной определенности первого порядка оказывается завершающей в конкретной определенности.

Гептада конкретной определенности

Триады объективной, абсолютной и релятивной определенностей отражают многогранность конкретной определенности сущего и выражают взаимную связь между категориями, составляющими эту определенность. Они подчиняются тому же диалектическому движению, что и категории каждой отдельной триады. В соответствии с законом двойного раздвоения триады объективной, абсолютной и релятивной определенностей могут быть сведены в единую группусемеркугептаду конкретной определенности:


СУЩЕЕ

Предмет

Вещь

Бытие

Развитие

Сущность

Явление

Таким образом, из диалектического движения категорий мы получили группу триад, а из диалектического движения триадгептаду определений. Гептада конкретной определенности является закономерным результатом диалектического анализа-синтеза в соответствии с принципом единства и многообразия. Она дает предельно краткоекатегориально-диалектическоеопределение сущего, отвечающее этому принципу. Показывает диалектическую симметриюкоординационно-субординационную взаимосвязь категорий, выражающих конкретную определенность сущего, его единораздельность в себе. В результате получается логически замкнутая, относительно самостоятельная группа категорий, которая отражает вполне определенную совокупность граней сущего как определяемого. Это, конечно, не означает, что сущее лишено других граней. Но эти грани отражаются другими группами категорий, в соответствии с другими гносеологическими посылками. В диалектическом анализесинтезе такая особенность в движении категорий имеет большое методологическое значение. Наличие относительно самостоятельных групп категорий позволяет вести определение любого объекта поэтапно «от менее глубокой к более глубокой сущности» .

Гептада, как и триады, структурно неоднородна. Она включает в себя подлежащее и гексаду-шестерку его определений. Гексады, или гексаграммы, известны со времен «И цзин». Они, как отмечено выше, представляют собой шестистороннюю систему детерминациисвоеобразное шестимерное диалектическое пространство, в котором определяется или описывается данный объект-подлежащее.

2. Абстрактная определенность

Абстрактная определенность, как и конкретная, является продуктом мышления, переработкой ощущений и представлений в понятия и также является многограннойединораздельной в себе. Любое сущее в его абстрактной определенности мы воспринимаем сначала как некоторую реальность, затем как нечто отдельное, тождественное другомув его монадной определенности и, наконец, в совокупной общности с другимкак ценозную определенность.

Реальная определенность

В понятии реальная определенность отражается объективная действительность сущего как данного нечто. Если нечто не реально, то оно не может быть и предметом нашего познания. В соответствии с принципом отдельного и общего, любое сущее как отдельное есть нечто единичное-одно – тождественное другому, а все сущее, взятое с другим, есть мирсовокупная общность всего сущего, множество, находящееся в единстве. Все, что существует, говорит Аристотель, это всегда что-нибудь единичное или некоторое множество, в котором каждая составная часть есть одно . Одно и мир противолежат друг другу как разделенное и нераздельное. Как разделенное любое сущее единичнообособлено от другого, а как мирнераздельно с другим, не существует без другого. Как единичное одно любое сущее возникает и разрушается, как мирсуществует вечно, превращаясь из одного в другое.

Категории «единичное» и «мир» отражают в сущем соотношение конечного и бесконечного, преходящего и вечного. Все сущее конечно и преходяще как единичное, бесконечно и вечно как общее. Все конечное и преходящее существует лишь в той связи, которая образует мир как общее. Вечный и бесконечный мир существует в каждом конечном и преходящем единичном сущем, через единичное и преходящее сущее. Мир безразличен к тому, какие формы имеет единичное сущее, существует независимо от того представлен «этим» или «другим», – что одно гибнет, а другое возникает. Но мир не существует отдельно – независимо от единичного, а только через единичное. Диалектическая зависимость между сущим как определяемым и диадой его определений «единичноемир» моделируется в триаде реальной определенности:

СУЩЕЕ =

Мир

Единичное

Единичное и мир также могут быть рассмотрены в соответствии с принципом раздвоения, как монадная и ценозная определенности.

Монадная определенность

В понятии «монадная определенность» отражается абстрактное тождество одного сущего с другим: младенца со старцем, человека со звездой. Но тождество это тоже диалектично: оно может

быть онтогенетическим и филогенетическим, видовым и родовымособенным и всеобщим.

Категория «особенное» отражает онтогенетическое родствовнутривидовое сходство сущего по воспроизведению. Внутривидовое сходство, как отмечено выше, может быть полным и неполным. Полное сходство-тождество между старым и новым имеет место при циклическом круговороте веществ и стандартном производстве. Неполноепри спиралевидном, поступательном круговороте материи и научно-техническом прогрессе производства. На основе поступательности в процессе развития органических форм материи от поколения к поколению в органическом мире и от модели к модели в процессе производства происходит расхождениедивергенция видов, утрачивается способность и возможность внутривидового воспроизводства и внутривидовой взаимозаменяемости, – сохраняется лишь их филогенетическое единство, которое и отражается категорией «всеобщее».

Категория «всеобщее» отражает и выражает филогенетическое сходствородство всего сущего по происхождению. Все сущее представляет собой различные формы единой материи или является ее продуктом. Филогенетическое родство форм материи лежит в основе обмена веществ между ними.

Категории «особенное» и «всеобщее» отражают в единичном сущем то, что противолежит в нем как взаимозаменяемое и незаменяемое, воспроизводимое и невоспроизводимое. Взаимная координационно-субординационная зависимость между определяемым единичное и диадой его предикатов особенноевсеобщее моделируется в триаде монадной определенности:

Единичное =

Всеобщее

Особенное

Любое единичное сущее имеет свою особенность и всеобщностьонтогенетическое и филогенетическое родство с другим. Таким образом, рассмотренные выше генетические принципы: единичности, особенности и всеобщности приобретают значение предикативных категорий: единичное, особенное и всеобщеепереходят в другое качественное состояние. Тем самым, онтология вбирает в себя таксономию и превращается в единую систему онтологических категорий. Это означает, что каждый таксономический род объектов может быть рассмотрен в онтологическом аспекте.

Ценозная определенность

В понятии «ценозная определенность» отражается мир как совокупная общность всего сущего по сосуществованию. Общность эта состоит в том, что все сущее находится во взаимной связи и взаимном действии со всем. «Когда мы, – пишет Энгельс, – подвергаем мысленному рассмотрению природу или историю человечества или нашу собственную духовную деятельность, то перед нами сперва возникает картина бесконечного сплетения связей и взаимодействий, в которой ничто не остается неподвижным и неизменным, а все движется, изменяется, возникает и исчезает» . Все сущее в мире связано с другим и взаимодействует с другим.

Категория «связь» отражает миропорядоквзаимную зависимость всего сущего между собой, в силу которой мир представляет собой единую систему. «Вся доступная нам природа, – говорит Энгельс, – образует некую систему, некую совокупную связь телВ том обстоятельстве, что эти тела находятся во взаимной связи, уже заключено то, что они воздействуют друг на друга, и это их взаимное воздействие друг на друга и есть именно движение» .

Категория «действие» отражает взаимное воздействие всего сущего друг на друга. «Взаимодействие, – замечает Энгельс, – вот первое, что выступает перед нами, когда мы рассматриваем движущуюся материю с точки зрения теперешнего естествознания» .

Категории связь и действие отражают то, что все сущее существует во взаимосвязи и взаимодействии с другим. Всеобщая мировая связь и взаимодействие всего со всем, отмечает Ленин, имеет всесторонний и всеобщий характер . Взаимная координационно-субординационная зависимость определяемого мир с диадой его предикатов «связь–действие» моделируется в триаде ценозной определенности:

Мир =

Действие

Связь

Мир един во взаимосвязи всего со всем и многообразен во взаимодействии всего со всем. Здесь нетрудно видеть, что принципы отдельного и общего, единства и многообразия сходятся переходят друг в друга. Но это не исключает их специфики и относительной самостоятельности. В этом опять же диалектика.

Поскольку категории «единичное» и «мир», как определения сущего, соотносительнысоотносительными являются и их предикаты: особенное и всеобщее, действие и связь. Согласно с этим они также могут быть сведены в единую группу гептаду абстрактной определенности.

Гептада абстрактной определенности

Триады реальной, монадной и ценозной определенностей, как и триады объективной, абсолютной и релятивной определенностей, находятся в закономерной координационно-субординационной взаимосвязи, отвечающей закону двойного раздвоения. Они подчиняются тому же диалектическому движению, что и триады конкретной определенности. В соответствии с этим их взаимная зависимость моделируется в гептаде абстрактной определенности.

Особенное

Всеобщее

Связь

Действие

 Единичное

                Мир

СУЩЕЕ

Таким образом, из диалектического движения категорий, определяющих сущее в соответствии с принципом отдельного и общего, мы получили группу триад, а из диалектического движения триадгептаду абстрактной определенности, которая, как и гептада конкретной определенности, является двуступенчатойдиалектически двойственной, отвечающей закону двойного раздвоенияалгоритму гексаметрическойшестисторонней детерминации объекта.

Гептада абстрактной определенности, как и гептада конкретной определенности, является закономерным результатом диалектического анализасинтеза исходного подлежащего «сущее» в соответствии с законом двойного раздвоенияалгоритмом гексаметрической детерминации. Она дает предельно краткоекатегориально-диалектическоеопределение сущего, отвечающее принципу отдельного и общего. Она  иллюстрирует диалектическую симметриюкоординационно-субординационную зависимость категорий, выражающих абстрактную определенность сущего, показывает, что категории этой определенности составляют свою особую группу и вскрывает между ними новые взаимные связи: особенное и связь, всеобщее и действие. Если категория «особенное» отражает онтогенетическую зависимость одного сущего с другим по воспроизведению и взаимозаменяемости, то категория «связь» выражает взаимную зависимость всего сущего по существованию; если категория «всеобщее» отражает филогенетическую зависимость всего сущего в процессе его исторического развития, то категория «действие» выражает взаимную зависимость всего сущего со всем в данный момент.

Конкретная и абстрактная определенности не сводятся одна к другой и не существуют одна без другой. Как две диалектические противоположности они не только взаимно противостоят, но и взаимно дополняют и проникают друг в друга. Это означает, что конкретную и абстрактную определенности следует рассматривать во всех трех их взаимоотношениях между собой. Первая форма этих отношенийих взаимная противоположностьуже рассмотрена. Остается рассмотреть вторую и третью формы их взаимоотношенийих взаимное дополнение и проникновение.

3. Система онтологических категорий первого порядка

Конкретная и абстрактная определенности описывают одно и то же подлежащее в соответствии с различными принципами, следовательно, они взаимно дополняют друг друга. Согласно с этим они могут быть сведены в единую систему онтологических категорий первого порядка:

Особенное

Всеобщее

Связь

Действие

Единичное

Мир

СУЩЕЕ

Предмет

Вещь

Бытие

Развитие

Сущность

Явление

Полученная система категорий также полностью отвечает закону двойного раздвоения, как и гептады конкретной и абстрактной определенностей. Однако в отличие от них она дает категориально-диалектическое определение исходного подлежащего «сущее» с большего числа сторон, чем гептады, взятые порознь, – представляет собой алгоритм двенадцатисторонней детерминации. Система выявляет наличие новых связей и отношений между гранями сущего. Так, диада «предметединичное» отражает различие и сходство одного сущего с другим; диада «вещьмир» – противность и неразрывность одного с другим. Есть своя специфика и в диадах «бытие и особенное», «развитие и всеобщее», «сущность и связь», «развитие и действие», «сущность и особенное», «явление и всеобщее». Все эти взаимосвязи требуют специального рассмотрения и исследования, ибо, указывает Ленин: «Каждое понятие находится в известном отношении в известной связи со всеми остальными»1. Но это выходит за рамки данной работы.

Данная система не исчерпывает всех связей и отношений между конкретной и абстрактной определенностями. Эти определенности, как уже сказано, не только противостоят друг другу и дополняют друг друга, но и проникают друг в друга, существуют не просто одна возле другой, а взаимно переплетаются. Рассмотрение этих определенностей порознь и в дополнении друг с другомне более как методический прием.

Для того чтобы показать взаимное проникновение конкретной и абстрактной определенностей, методически целесообразно гептаду конкретной определенности, основную сторону противоречия, рассмотреть как сложное подлежащее в соответствии с принципом отдельного и общего.

Глава 2

ОНТОЛОГИЧЕСКАЯ ОПРЕДЕЛЕННОСТЬ
ВТОРОГО ПОРЯДКА

«Человеческие понятия, – указывает Ленин, – не неподвижны, а вечно движутся, переходят друг в друга, переливают одно в другое, без этого они не отражают живой жизни. Анализ понятий, изучение их, «искусство оперировать с ними» (Энгельс) требует всегда изучения движения понятий, их связи, их взаимопереходов» . Несомненно, что переходыпереливы понятийкатегорий друг в друга имеют свои специфические закономерности и свою определенность в себе. Для того чтобы вскрыть взаимное проникновение, связи и переходы категорий конкретной и абстрактной определенностей, возьмем гептаду конкретной определенности и рассмотрим каждый ее член в плане абстрактной определенности. Для упрощения процесса исследования расчленим гептаду конкретной определенности на составляющие ее

триады: объективной, абсолютной и релятивной определенностей и рассмотрим их по отдельности.

1. Объективная определенность второго порядка

В своей исходной основе объективная определенность второго порядка заложена в триаде объективной определенности первого порядка.
В соответствии с законом двойного раздвоения эта триада переходит теперь в свое инобытие – основную триаду объективной определенности:

СУЩЕЕ =

ВЕЩЬ

ПРЕДМЕТ

Основная триада объективной определенности второго порядка является превращенной формой объективной определенности первого порядка, ее инобытием, т. е. таким же закономерным результатом диалектического движения категорий, как и любая из предыдущих групп. Различие между этими триадами состоит в том, что в триаде объективной определенности первого порядка есть одно определяемое и два определения, а в основной триаде объективной определенности второго порядка все члены триады являются определяемыми. Следовательно, не только любой объект определяется двояким образом, но и группы категорий имеют диалектически двойственное значение. «В каждом определении, – замечает Ленин, – заключается и его противоположность» .

Согласно поставленной задаче, каждый член основной триады объективной определенности следует рассмотреть в соответствии с принципом отдельного и общего.

Первый член этой триады – исходное подлежащее сущее – уже рассмотрен в указанном аспекте. Получена гептада абстрактной определенности, которая, в соответствии с законом двойного раздвоения, превращается в свое иное бытие – первую гептаду объективной определенности второго порядка:

СУЩЕЕ =

    Мир =

Действие

Связь

Единичное =

Всеобщее

Особенное

Второй член основной триады объективной определенностипредметтакже может и должен быть рассмотрен в соответствии с принципом отдельного и общего, в его предметной определенности.

Предметная определенность

Предметная определенность описывает сущее в его самостиотчуждении от другого, вне отношения с другим. Нечто есть в себе, говорит Гегель, поскольку оно ушло из бытия для другого, возвратилось в себя. Но это нечто имеет также и некоторые определения в себе, независимо от другого.

Предметная определенность первого порядка

Любое сущее как предмет есть нечто отдельное по форме и общее по содержанию. Все предметы многообразны морфологически и едины субстанциальнопредставляют собой различные формы единой материи. Это показывает, что предметы могут рассматриваться как в соответствии с принципом отдельного и общего, так и в соответствии с принципом единства и многообразия. С той лишь разницей, что в первом случае берется предмет, а во второмпредметы. Это означает, что принципы отдельного и общего, единства и многообразия переходят друг в друга, не утрачивая своей специфики.

Категория «форма» отражает внешнююморфологическую определенность предмета, его ограниченность в себе и неповторимость в другом. Без внешней определенности предмет не может объективироваться, обособиться как нечто отдельное, отличное от другого. Только через форму предмет объективируется и сохраняется как отдельное нечто, отличное от другого. По своей форме каждый предмет индивидуален, неповторим в другом. «Природа, – замечает Мичурин, – не допускает повторения форм» .

Категория «содержание» отражает внутреннююсубстанциальную определенность предмета, его общность с другим, превращаемость в другое. Превращаемость в другое, как отмечено выше, идет по законам круговорота материи, которое может протекать циклическизамкнуто и спиралевиднопоступательно.

Категории «форма» и «содержание» отражают в предмете две различные друг без друга не существующие стороны предмета. Любая форма содержательна и любое содержание оформлено. Как две различные и относительно самостоятельные стороны предмета форма и содержание развиваются асинхронно, как две неразрывные стороны – взаимно обусловливают друг друга. В результате, на одной стадии развития противоречия главной стороной может быть форма, на другой – содержание, которое не перестает при этом оставаться основной стороной противоречия. Ибо только оно способно сохраняться и переходить из одних форм в другие. Синтезис этого противоречия – формасодержаниеобъективируется в предмете, совершенство которого определяется соразмерностью формы и содержания как тезиса и антитезиса. Диалектическая координационно-субординационная зависимость между определяемым «предмет» и диадой его предикатов «формасодержание» моделируется в триаде предметной определенности первого порядка:

ПРЕДМЕТ=

Содержание

Форма

Форма и содержание также могут быть рассмотрены в соответствии с диалектическим принципом раздвоения-слияния противоположностей, как морфологическая и субстанциальная определенности.

Морфологическая определенность

Морфологическая определенность сущего как предмета отражается категориями «целое» и «часть». Любой предмет по своей форме есть нечто целое, состоящее из частей.

Категория «целое» отражает комплектную определенность предметазакономерный порядок качественно и количественно определенных частей, составляющих данное целое, отвечающее данной форме. Так, для производства часов необходимо одно количество качественно определенных частей, а для производства автомашины иное количество качественно других частей. «Целым, – говорит Аристотель, – называется то, у чего не отсутствует ни одна из частей, в составе которых оно именуется целым от природы» . Части сандалии, поясняет Аристотель, не есть сандалия.
О сандалии как целом можно говорить лишь тогда, когда она имеет определенную форму в составе определенного комплекта частей. «Присутствие или отсутствие чего незаметно, не есть органическая часть целого» .

Категория «часть» отражает элементную определенность предметакачественную и количественную разделенность целого. Части целого, пишет Маркс, суть «различия внутри единства» . Так, электрон в свободном состоянии при нулевой скорости есть нечто целое с нулевой качественной и количественной раздельностью в себе, а внутри атома электрон является его составной частью. Колесо движущейся автомашины является ее частью, а такое же колесо, лежащее на складе, есть нечто целое, состоящее из своих качественно и количественно определенных частей.

Категории целое и часть, как и любая другая диада категорий, взаимно определяют и обусловливают друг друга. Без частей нет целого, как нет целого без частей. Куча кирпичей не есть дом как целое, но куча кирпичей тоже есть нечто целое. Целое обладает новымиинтегральными свойствами, которых нет в разрозненных частях. Дом по своим свойствам существенно отличается от кирпичей и бревен, из которых он построен. Целое есть морфологическая система частей. Части, в свою очередь, обладают аддитивностью своих свойств, предопределяют целое: из кирпичей не построишь автомашину и часы. Аддитивностью органов в различных организмах предопределяется, в частности, тканиевая совместимость или несовместимость.

Диалектическая координационно-субординационная зависимость между определяемым «форма» и диадой ее предикатов «целоечасть» моделируется в триаде морфологической определенности:

ФОРМА =

Часть

Целое

Рассмотрев сущее как предмет в его морфологической определенности, нам остается рассмотреть его в его субстанциальной определенности.

Субстанциальная определенность

В понятии «субстанциальная определенность» отражается общность предметов одного и того же рода по содержанию. Содержание, в свою очередь, определяется категориями «строение» и «состав». Зависимость содержания предметов от строения и состава хорошо прослеживается в таких явлениях природы, как агрегатные состояния веществ: аллотропизм, морфотропизм, псевдоморфизм, правая и левая симметрия, обычная и необычная закрученность органических соединений и т. д. Так, одно и то же вещество, имея один и тот же состав, при различных агрегатных состояниях имеет различное строение, а соответственно и различное содержание. Различия в содержании аллотропных разновидностей углерода: уголь, графит, алмазопределяются различием в их строении. Полиморфное превращение белого олова в серое, известное под названием «оловянная чума», сопровождается резким переходом кристаллической структуры в аморфную. При морфотропизме происходит изменение состава минералов, сопровождающееся изменением их структуры – псевдоморфизм бурого железняка по серному колчедану и т. п. Во всех этих процессах происходит субстанциальное изменение предметов по содержанию. Образуется, как говорил Аристотель, своя материя у каждой вещи. Это проявляется, в частности, и в тканиевой несовместимости у индивидов одного и того же вида.

Категория «строение» отражает структурную определенность содержания предметов. Различием структурной организации определяется генетическое многообразие форм материи. По структурной организации материя имеет два основных состояния: диссоциированное и ассоциированное. К диссоциированному состоянию относятся свободные протоны и электроны, составляющие первичную компоненту мировой космической среды, из которой, в конечном счете, построены все ассоциированные формы материи с атомной, молекулярной, кристаллической и клеточной структурой.

Категория «состав» отражает субстратную определенность содержания предметов, – из каких и скольких частиц предмет состоит. Так, в зависимости от того, из каких и скольких частиц состоят химические элементы, определяются их различия между собой: атомный номер, свойства и состояния. В зависимости от состава химический элемент может находиться в нейтральном, возбужденном, ионизированном, изотопическом и плазматическом состояниях. При излучении или поглощении ядром атома электрона, протона, нейтрона, альфа-частицы или какого-либо комплекса этих частиц происходит его превращение в другой химический элемент или распад на другие химические элементы. От соотношения протонов и нейтронов в атомном ядре зависит стабильность или нестабильность химических элементов.

Категории «строение» и «состав» решают вопрос, из каких и скольких частиц и каким

образом построены различные виды веществ. Этот вопрос является исходным в познании материи как субстанции всего сущего. Строением и составом веществ предопределяются различия не только между формами материи, но и способами их движения и взаимодействия между собой. Способы движения и взаимодействия форм материи электрически заряженных и нейтральных, с субатомной, атомной, молекулярной, кристаллической и клеточной структурой качественно отличаются друг от друга, но не исключают и не подменяют друг друга. Существование и движение более сложных форм материи базируется на существовании и движении менее сложных ее форм. Так, формы материи с клеточной структурой могут существовать и развиваться лишь там, где создается благоприятная среда для всех других форм материи с субатомной, атомной, молекулярной и кристаллической структурой.

Диалектическая координационно-субординационная зависимость между определяемым «содержание» и диадой его предикатов «строениесостав» моделируется в триаде субстанциальной определенности:

СОДЕРЖАНИЕ =

Состав

Строение

Согласно с законом двойного раздвоения, триада субстанциальной определенности является предельной в определении предмета.

В соответствии с тем, что категории «форма» и «содержание», как определения предмета, соотносительнысоотносительными являются и их предикаты: целое и часть, строение и состав. Согласно с этим они также могут быть сведены в единую группугептаду предметной определенности.

Гептада предметной определенности

Триады предметной определенности первого порядка, морфологической и субстанциальной определенностей также находятся в закономерной координационно-субординационной взаимосвязи между собой, отвечающей закону двойного раздвоения. Они подчиняются тому же диалектическому движению, что и триады конкретной и абстрактной определенностей. В соответствии с этим их взаимная зависимость моделируется в гептаде предметной определенности:

ПРЕДМЕТ

Форма

Содержание

Целое

Часть

Строение

Состав

 

Гептада предметной определенности, как и гептады конкретной и абстрактной определенностей, является закономерным результатом анализа-синтеза промежуточного подлежащего предмет в соответствии с законом двойного раздвоения. Она также дает предельно краткоекатегориально-диалектическое определение предмета, отвечающее этому закону. Иллюстрирует диалектическую симметриюкоординационно-субординационную зависимость категорий, выражающих предметную определенность сущего, показывает, что категории этой определенности также составляют особую группу и вскрывает между ними новые взаимные связи и отношения «целое и строение», «часть и состав». Если категория «целое» отражает комплектную определенность предмета по форме, то категория «строение» отражает его структурную определенность по содержанию; если категория «часть» отражает элементную определенность предмета по форме, то категория «состав» отражает его субстратную определенность по содержанию.

Гептада предметной определенности описывает сущее как предмет, в его отчуждении от другоговне отношения к другому, но у сущего есть и его вторая сторонавещная определенностьего отношение к другому, сущее как вещь.

Вещная определенность

Вещная определенность отражает сущее в его другостиотношении к другому. О вещной определенности сущего мы говорим в двух аспектах: при сопоставлении-соотношении различных вещей друг с другом и при сопоставлении одной и той же вещи самой с собой, взятой в различные моменты ее бытия и развития. В первом случае мы рассматриваем различия вещей, во второмих изменения. Однако в том и другом случае речь идет об отношении к другому. Вещь, как и предмет, имеет свои определения в себе.

Вещная определенность первого порядка

К числу ближайших определений, детерминирующих сущее как вещь в соответствии с принципом отдельного и общего, относятся категории «мера» и «отношение».

Категория «мера» отражает коррелятивную определенность вещи,
т. е. то, какой является данная вещь в сопоставлении с другим. В этом смысле можно согласиться с Протагором, что «человек есть мера всех вещей», – впрочем, как и любая другая вещь, есть мера других вещей. «Мера, – по Гегелю, – есть специфическое определение внешней, т. е. безразличной величины» . Таким образом, мы имеет два несовпадающих, но и не исключающих друг друга понимания меры: протагоровское и гегелевское. Человек, как мера «мерит все на свой аршин», в его мере не только сопоставление с другим, но и отношение к этому другому. «Аршин» же или метр, как мера, действительно, есть «безразличная величина» по отношению к тому, что им измеряется. В первом случае мы имеет дело с диалектическим пониманием меры, во второмс математическим.

Категория «отношение» отражает акциденциальную определенность вещи, т. е. то, чем данная вещь отличается от другой и как проявляет себя во взаимодействии с другим или, как говорит Аристотель, «отношениедействующего к страдающему» . «Акциденция, – пишет Гегель, – есть деятельность субстанции» . Так, энергия есть акциденция материи, субстанции всего сущего в мире.

Категории «мера» и «отношение» отражают качественную и количественную соразмерность «этого» с «другим» и соотношение «этого» с «другим» по признакам и свойствам.

Диалектическая координационно-субординационная зависимость определяемого «вещь» с диадой его предикатов «мераотношение» моделируется в триаде вещной определенности первого порядка:

ВЕЩЬ =

Отношение

Мера

Мера и отношение также могут быть рассмотрены в соответствии с диалектическим принципом раздвоенияслияния противоположностей, как коррелятивная и акциденциальная определенности.

Коррелятивная определенность

В понятии коррелятивная определенность отражается вещь как мера других вещей, которая в свою очередь также имеет свою определенность в себе. Как мера любая вещь детерминируется категориями «качество» и «количество». «Мера, – пишет Гегель, – есть отношение, но не отношение вообще, а определенным образом отношение друг к другу качества и количества» . Мера, по Гегелю, есть «имманентное количественное отношение друг к другу двух качеств» . В этом определении опять же математический оттенок.

Категория «качество». Качеством Аристотель называет все то, «благодаря чему предметы признаются, так или иначе, качественно определенными» . Гегель понимает под качеством «определенность как таковую» . В другом месте он говорит: «Качество есть непосредственная определенность данного нечто» , «что есть эта вещь А для другой вещи В» . Ни о каком качестве вещей вне их отношения к другому мы ничего сказать не можем. Для себя все вещи хороши. Качественно любая вещь определяется в соизмерении с другими вещами. Так, качественно мы различаем два зерна из одного и того же колоса, два платья из одного пошива и т. д. Качествоотличие одной вещи от другойлучшехуже. В силу того, что любая вещь соотносится не с одной, а множеством вещеймногообразным является и ее качество. «Во внешнем существовании, – говорит Гегель, – вещь обладает многообразными качествами» . Так, спортсмен может быть чемпионом в районном масштабе и не быть им в олимпийском масштабе. Качество, по Энгельсу, это различие между «формами существования материи» . Это различие может быть генетическим – родовым, видовым и индивидуальным; предметнымморфологическим и субстанциальным; вещнымкоррелятивным и акциденциальным и т. п.

Категория «количество». Количеством Аристотель называет то, «что может быть разделено на составные части, каждая из которых, будет их две или несколько, является чем-то одним, данным налицо, то или иное количество есть множество, если его можно счесть; это величина, если ее можно измерить» . Между количествами, говорит он, одни разделены, другие непрерывны; из непрерывныходни состоят из частей, имеющих определенное положение друг к другу, другие из частей, не имеющих такого положения друг к другу . Например, кирпичи в здании и такие же кирпичи в куче. Наиболее характерное для количества, – по Аристотелю, обозначается как равное и неравное . Категория «количество», как и «качество», является релятивной: «ничто не называется большим или малым само по себе, но лишь поскольку оно сопоставимо с другим, как, например, гора называется малою, а пшеничное зерно большим, поскольку последнее больше однородных предметов, а первое меньше таких предметов» . Категория «количество» отражает соотношение между однородными предметами по величине или числу. Вне этих отношений не может быть «равного и неравного», т. е. того, что Аристотель считает «наиболее характерным для количества». На релятивный характер категории «количество» указывает и Гегель. «Количество, – пишет он, – снятое для себя бытие; отталкивающееся одно, относящееся к исключенному одному лишь отрицательно, теперь, перешедшим в отношение с последним, относится тождественно к другому и, стало быть, потеряло свое определение; для-себя-бытие перешло в притяжение» . Важным в этом определении является указание на тождествооднородность одного с другим при количественном соотношении, что это тождество есть «снятое для-себя-бытие», т. е. лишенное качественной индивидуальности. Только в этом случае «для-себя-бытие» может «перейти в притяжение», стать количественной мерой другого.

Категории «качество» и «количество» отражают соотношение вещей по их полезности для другого – «лучшехуже», по их величине и числу – «большеменьше». Как тезис и антитезис качество и количество находят свой синтезис в мере. Для «этой» вещимера есть норма количественных изменений в пределах данного качественного состояния, – граница, нарушение которой ведет к качественному изменению вещи, к ее переходу в другое качественное состояние. Соблюдение меры является непременным условием существования вещи в данном качественном состоянии. Но поскольку ничто не существует вечно, в раз и навсегда данном состоянии, то выход за мерутакая же объективная закономерность в процессе развития вещи, как и ее способность сохранения меры в процессе бытия в данном состоянии. Суть этой закономерности, как известно, отражается в законе перехода количественных изменений в качественные.

Диалектическая координационно-субординационная зависимость определяемого «мера» с диадой ее предикатов «качествоколичество» моделируется в триаде коррелятивной определенности:

МЕРА =

Количество

Качество

Рассмотрев сущее как вещь в его коррелятивной определенности, нам остается рассмотреть его в его акциденциальной определенности.

Акциденциальная определенность

В понятии «акциденциальная определенность» отражается отношение вещи к другому, ее отличие от другого и значение для другого, которое тоже имеет свои определения в себе. Как подлежащее категория отношение детерминируется определениями «признак» и «свойство». Так, свойства цветов и самоцветов определяются по их признакам, а значение, например, лекарственных растений и минералов, по их свойствам.

Категория «признак» отражает внешнее отличие вещей друг от друга. Например, сталь отличается от золота по цвету. К признакам, говоря словами Аристотеля, относятся «белизна, чернота и все им сродное» , т. е. цвета вещей, которые предопределяются строением и составом веществ, из которых эти вещи состоят. По цвету мы можем отличать не только одни вещества от других, но и судить об их структуре и составе. Так, белый цвет олова говорит о его кристаллической структуре, а серыйоб аморфной. Цвета латуни и бронзы предопределяются их составом. По признакам мы отличаем новое от старого, здоровое от больного и т. д.

Категория «свойство» отражает внутреннее воздействие одного на другое. Под свойствами Аристотель понимал: «сладость, горечь, кислоту и все им сродное» . Свойство, по Гегелю, это специфическая сторона вещи, которая объективируется в процессе воздействия одного на другое. «Вещь, – пишет Гегель, – обладает свойством вызывать то или иное действие в другом и проявляться сообразно с этим в своем взаимоотношении с другими вещами» . По определению Л. Г. Сивиллова: «Свойствоэто внутренняя сторона вещей, представляющая собой способность их при взаимодействии друг с другом обеспечивать определенные результаты действий» .

Категории «признак» и «свойство» отражают в вещи то, что отличает ее от другого внешне и то, как она воздействует на другое внутренне. Диалектическим синтезисом категорий «признак» и «свойство» является категория «отношение». Вне отношений вещи к другому ни о каких ее признаках и свойствах, как и о ее качествах и количестве, ничего сказать невозможно. Категория «отношение» отражает акциденциальную общность вещей одного и того же родабулка, купленная сегодня, обладает теми же признаками и свойствами, что и съеденная вчера.

Диалектическая координационно-субординационная зависимость определяемого отношение с диадой его предикатов «признаксвойство» моделируется в триаде акциденциальной определенности:

ОТНОШЕНИЕ =

Свойство

Признак

Согласно с законом двойного раздвоения триада акциденциальной определенности является предельной в вещной определенности сущего.

Поскольку категории «мера» и «отношение», как ближайшие определения вещи, соотносительнысоотносительными являются и их предикаты: качество и количество, признак и свойство. В соответствии с этим они могут быть сведены в единую группугептаду вещной определенности.

Гептада вещной определенности

Триады вещной определенности первого порядка, коррелятивной и акциденциальной определенностей также находятся в закономерной координационно-субординационной взаимосвязи между собой, отвечающей закону двойного раздвоения и алгоритму гексаметрической детерминации. Они подчиняются тому же диалектическому движению, что и триады предметной определенности первого порядка, морфологической и субстанциальной определенностей сущего. В соответствии с этим их взаимная зависимость моделируется в гептаде вещной определенности:

  ВЕЩЬ

           Мера

Отношение

Качество

Количество

Признак

Свойство

 

Гептада вещной определенности, как и гептада предметной определенности, является закономерным результатом диалектического анализасинтеза промежуточного подлежащего вещь в соответствии с законом двойного раздвоения и алгоритмом гексаметрической детерминации. Она также дает предельно краткоекатегориально-диалектическоеопределение вещи, отвечающее закону и алгоритму. Иллюстрирует диалектическую симметриюкоординационно-субординационную зависимость категорий, отражающих и выражающих вещную определенность сущего; показывает, что категории этой определенности также составляют свою особую относительно самостоятельную группу и вскрывает между ними новые взаимосвязи: качество и признак, количество и свойство. Так, признаки качественных и некачественных вещей одного и того же вида не совпадают: мышьяк в одних количествахлекарство, в другихяд.

Согласно с законом двойного раздвоения гептада вещной определенности является предельной в объективной определенности сущего. В соответствии с этим первая гептада объективной определенности второго порядка, гептады предметной и вещной определенностей могут быть сведены в единую систему объективной определенности второго порядка.

Объективная определенность второго порядка

Между гептадами объективной определенности первого порядка, предметной и вещной определенностями также существует закономерная тройственная координационно-субординационная взаимосвязь, обусловленная тем, что подлежащими в этих гептадах являются члены одной и той же основной триады объективной определенности:

СУЩЕЕ =

ВЕЩЬ

ПРЕДМЕТ

В соответствии с этим гептады объективной определенности первого порядка, предметной и вещной определенностей и могут быть сведены в следующую системуобъективную определенность:

СУЩЕЕ

Единичное

Мир

Особенное

Всеобщее

Связь

Действие

ПРЕДМЕТ

ВЕЩЬ

Форма

Содержание

Мера

Отношение

ЦЕЛОЕ

ЧАСТЬ

СТРОЕНИЕ

СОСТАВ

КАЧЕСТВО

КОЛИЧЕСТВО

ПРИЗНАК

СВОЙСТВО

Данная система категорий является таким же закономерным результатом диалектического анализасинтеза исходного подлежащего «сущее» в соответствии с законом двойного раздвоения, как и все предыдущие, является новым алгоритмом категориально-диалектической детерминации объекта. Эта система отражает и выражает не только взаимную зависимость между бόльшим числом определений сущего, но и вскрывает между ними новые координационные и субординационные связи и отношения.

Координационные связи нетрудно усмотреть между диадами: «предметединичное», «вещьмир»; «формаособенное», «содержаниевсеобщее», «мерасвязь», «отношениедействие»; «формамера», «содержаниеотношение»; «целоестроение», «частьсостав», «качествопризнак», «количествосвойство»; «целоекачество», «частьколичество», «строениепризнаки», «составсвойство»; «особенноесвязь», «всеобщеедействие».

Нетрудно усмотреть и координационно-